Или мне показалось?

Вот совсем не в тему блога, но уж больно наглядно.

Пресненский районный суд Москвы поставил точку в громком процессе футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина.

Я ни разу не спортфан, и мне совершенно безразличны эти люди, которые, если и вызывают, то – лишь неприязнь.

И приговор прецедентный: даже не слышал об аналогичных наказаниях за мелкую хулиганку, раздутую до масштабов народного бедствия.

А цитаты мотивировочной части приговора завораживают.

«… желая продемонстрировать окружающим пренебрежительное отношение к ним (…)…”

«Желая противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним…”

Может быть, я что-то недопонимаю.

Но вот ведь нарушая общепризнанные нормы поведения (…) используя в качестве оружия деревянный стул, они нанесли не менее трех ударов в область головы ранее незнакомому Паку, причинив ему телесные повреждения и черепно-мозговую травму» – это мне внятно. Действительно, описание правонарушения хулиганов-спортсменов вполне ясное, четкое, лаконичное.

Но как суд установил желание? И чем обосновал? Есть ли объективные свидетельства того, что хулиганы что-то там желали?

Ну, действительно, по пьяни чего только не возжелаешь, так? Но даже если с громадной натяжкой принять пьяный угар за желания, то, протрезвев, фигуранты просто не смогут свои алкогольные интенции определить как желания. Кто-то за них постарался? Или судья просто так решила – как судья?

Вот как-то странно звучит после этого: Судья Абрамова исключила из действий подсудимых предварительный сговор, решив, что они действовали спонтанно, не распределяя роли. То есть с одной стороны хулиганы что-то там желали, а с другой – действовали спонтанно.

Желание – это мотивированный импульс для достижения желаемой цели. Мотивация и цель – не для спутанного алкоголем сознания. А стремление к цели – не спонтанность. Какие уж тут желания, если человек лишь слегка в сознании (как чуть-чуть беременная).

К чему я это все?

Может быть, проблема не в преступных хмельных “желаниях” парочки хулиганов? Может быть, “если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно”?

Вот о чем там судачат эти люди?

Дискредитация врачей в России приняла угрожающие масштабы: еще немного – и система здравоохранения начнет обваливаться.

Пациент имеет право на уважительное отношение со стороны медицинских работников, но обязанностей у него нет…

«Медицинские работники недальновидно зачистили поляну квалифицированного надзора, заинтересованного в качестве врачебной помощи, – говорит он. – Это касалось и разбирательств в судах с акцентом на ответственность юрлица (больницы). Но свято место не пустует – теперь страховщиков сменили следственные органы, которые и активизировали запрос населения на справедливость. Но административному медицинскому лобби это выгодно, поскольку ответственность, теперь уже уголовную, несет конкретный врач».

…медицина стала единственной профессиональной сферой, которую правоохранительные органы берут под особый контроль.

«Но основная масса приговоров, вынесенных в связи с грубейшими дефектами при оказании помощи (многие из них – в особом порядке), предусматривает для врачей условные сроки или ограничение свободы. При этом материальная ответственность врача обычно сводится к компенсации морального вреда, иногда – к выплатам по потере кормильца, и речь обычно идет о небольших суммах».

Главную сложность адвокаты пациентов усматривают в том, что медицинская экспертиза редко позволяет установить причинно-следственную связь между действиями врача и негативными последствиями для здоровья больного, в том числе из-за корпоративной солидарности медицинских работников.

Единых принципов судмедэкспертизы в России нет, указывают юристы. «Это значит, что Следственный комитет будет назначать независимую экспертизу, пока не получит данных, которые ему необходимы».

«В обвинительном заключении по делу – только голословные утверждения. Там не говорится, что анестезиолог предвидел последствия своих неправильных действий, и мы не знаем, как он эти последствия оценивал. Кто скажет, что это было – прямой умысел, косвенный умысел или легкомыслие?» При этом после случая со смертельным исходом анестезиолог еще шесть лет занимался врачебной практикой – от работы его не отстраняли.

«Мы ориентировались на немецкий опыт, когда во главе комиссии стоит не врач, а судья или опытный юрист, чтобы исключить конфликт интересов. Все поступающие документы обезличиваются и рассматриваются экстерриториально. Система работает. К нам сейчас обращается Следственный комитет, суды, защитники. Но все это очень медленно оформляется в виде закона».

Минздрав заверил, что работает над поправками к проекту закона.

Нездоровые отношения в театре абсурда

Ну вот ведь бред наяву! Непонятно лишь, кто (журналист или спикеры) бредит и насколько глубока патологическая причина этого бреда.

Для начала: мухи – отдельно, котлеты – отдельно.

Подводя итоги сказанному, хочу заметить, что на фоне возросшего среднего уровня информированности в обществе резко упал средний уровень знаний, профессионализма, владения своим делом. Уже давно стало принятым плыть по течению и не принятым иметь, демонстрировать и обосновывать свои взгляды на вещи. Мало кто задумывается над смыслами и истоками явлений.

Поэтому еще не раз предстоит открыть Бориса Пастернака: Во всем мне хочется дойти До самой сути…

Танцы с бубнами вокруг “врачебных ошибок”

“Так-то оно так, если конечно, но в случае чего – вот тебе, пожалуйста!”: треп ради трепа.

ЯТРОГЕНИИ И ЗЛОДЕЯНИЯ: СК И МЕДИКИ – О ВРАЧЕБНЫХ ОШИБКАХ

Нацмедларек ищет противоядие ятрогенной активности СК: бред ради бреда.

НМП попросит Верховный суд разрешить привлекать судей в отставке к разбору жалоб на врачей

Адвокаты развернули объятья Следственному комитету – запахло деньгами.

Гильдия российских адвокатов готова сотрудничать с Нацмедпалатой

И даже богохульники-святотатцы возбудились: от танцев в храме – к защите пациентов от врачей-убийц. Тот же пиар, только вид сбоку.

«Зона права» запустила федеральную «горячую линию» по врачебным ошибкам

Разговоров много – смысла мало.

Каждый шаманит и кликушествует, но никто не говорит, что, откуда и почем.

Ни отправных начал, ни вектора, ни обоснований, ни конкретики.

Куда мы идем? Туда ли? И идем ли вообще?

“Ты просто не умеешь их готовить!

“В связи с позицией Национальной медицинской палаты о том, что “за неумышленные осложнения врач не должен сидеть в тюрьме”, рабочей группой проработан вопрос о введении альтернативных лишению свободы мер наказания медицинских работников за неумышленные преступления в проекте статьи 124.1 УК РФ”, – отметили в СК.

Совместная рабочая группа заявила о необходимости разработки подхода к ответственности медработников за ненадлежащее оказание медицинской помощи, исключающего уголовную ответственность. При этом требования потерпевших должны быть удовлетворены с учетом модели страхования деятельности медработников.

О совместной работе Следственного комитета и Национальной медицинской палаты

СК предложил ввести в новую статью о врачебных ошибках наказание без лишения свободы. Ведомство выразило солидарность с позицией Национальной медицинской палаты

СК согласился не сажать врачей в тюрьму за ошибки

И вот у меня по этому поводу закралось несколько вопросов.

Или я что-то пропустил?

А что, раньше это было не очевидно?

Президент “Лиги защитников пациентов” Александр Саверский рассказал в интервью DW, почему дело врача Елены Мисюриной возмутило ее коллег и сколько врачебных ошибок совершается в РФ: … В Кодексе об административных правонарушениях нет ни одной нормы об административной ответственности врача. А должна быть система штрафов вплоть до лишения права заниматься врачебной деятельностью. Это очень сильно изменит ситуацию, потому что над врачами не будет витать угроза уголовной ответственности.

Что не так в деле врача-гематолога Елены Мисюриной

По мнению Саверского, «целая отрасль не может регулироваться уголовным правом, это нонсенс»… Должен быть осуществлен перенос ответственности у врачей с уголовной на административную… Более эффективным наказанием для врача за непредумышленное причинение вреда будет не тюремный срок, а лишение права заниматься профессиональной деятельностью … Административная ответственность для врачей тоже должна быть включена в закон: от мелких штрафов за грубость и хамство до лишения права заниматься врачебной деятельностью.

Три проблемы бесплатной медицины в России – и кто в ответе за ущерб пациентам

В Лиге пациентов надеются, что при правке документа учтут и их замечания. Основная претензия общественников заключается в том, что в законопроекте не указаны конкретные нарушения, которые могут допустить медработники. Также законодатели не учитывают качество оказываемых услуг. В связи с этим им предлагается уточнить ответственность должностных лиц за невыполнение стандартов и ведомственных приказов министерства здравоохранения, прописав всё настолько же подробно, как это сделано с правилами дорожного движения.

Медработников собираются штрафовать за нарушение прав пациентов

«Этот документ расширяет существующий сегодня внутренний контроль, приводит его к систематизации, – сказал доктор Леонид Рошаль. – Это и помощь главному врачу, и возможность защитить не только медиков, но и пациентов. Но прежде мы должны конкретизировать меру ответственности медорганизации, главного врача, врача-специалиста и среднего медицинского работника, страховой медицинской организации за неисполнение требований, создать примерные алгоритмы для внедрения этих требований по предложениям главных врачей медицинских организаций, имеющих соответствующий опыт».

ОНФ предложил Минздраву совместно доработать проект приказа об усилении внутреннего контроля качества и безопасности пациентов в медорганизациях

Необходимость нововведений в Минздраве объясняют тем фактом, что больше половины обращений граждан в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор) – это жалобы на доступность и качество медицинской помощи. В 2017 году сотрудники этого ведомства зафиксировали 47 021 такое обращение, уточняется в пояснительной записке к законопроекту.

В Минздраве России предлагают штрафовать врачей и руководство медорганизаций за помощь, не соответствующую стандартам качества

Введение дополнительных штрафов для медорганизаций усиливает прессинг на врачей и может вызвать ещё больший отток кадров, сказал «Парламентской газете» член комитета Совета Федерации по социальной политике Владимир Круглый, комментируя предложение Минздрава о введении административных штрафов за несоответствие лечения клиническим рекомендациям.

Круглый заявил о недопустимости введения новых штрафов для врачей

… первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов … указывал, что такая мера уже назрела из-за большого количества поправок, которые вносятся в него.

Медведев поручил Минюсту и Минэку подготовить концепцию нового КоАП

Такой вот бег по кругу.

Потому что вероничкам и иже с нею хочется оставаться в потоке. Даже если это поток канализации.

И тут уж не до метаний от терзаний несуществующей совести. Почему бы других не изгваздать?

“Ты все пела – это дело…”

Проект приказа Минздрава по организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинских услуг требует корректировок, считают эксперты Общероссийского народного фронта и предлагают ведомству создать совместную согласительную комиссию по доработке документа.

Эксперты ОНФ также предлагают на уровне Минздрава разработать сборник единых стандартов контроля качества и безопасности медицинских услуг, которые не будут вступать в противоречие с существующими нормативными документами, оптимизировать оценочные листы, предусмотреть обучение аудиторов и заложить время на переход к новым стандартам.

ОНФ предложил Минздраву совместно доработать документ, который эксперты назвали катастрофой

Стесняюсь спросить, а что мешало фронтовикам считать и предлагать не ПОСЛЕ, а ДО принятия ФЗ-323?

Почему вместо исправления глупостей было не допустить их инвазии в законодательство?

Неужто было не понятно, что не может стоять вопрос контроля качества и безопасности медицинской деятельности, если формально не дано определения ни характеристике качества, ни характеристике безопасности, ни самому объекту обеих этих характеристик?

Неужто было не понятно, что не может стоять вопрос контроля качества и безопасности медицинской деятельности, если не определено сущностное различие между качеством и безопасностью?

Ну, действительно, качество – это категория пользы, а безопасность – это категория вреда.

Качество товара (а медицинская услуга – это товар) повсеместно оценивается, во-первых, потребителями (а не бюрократией); во-вторых, рублем (ну, или местным валютным эквивалентом); в-третьих, соразмерно цене. Принцип прост: лучше меньше, да лучше, строго по-ленински.

Безопасность медицинской услуги (а равно и профессионального пособия в ее составе – медицинской помощи) определяется риском для здоровья в соответствии со степенью риска, которому оно подвергается (в этом состоит обоснованный риск при осуществлении профессиональной деятельности).

И лицензирование, и государственный надзор за медицинской деятельностью в целом, с одной стороны, и суд, с другой стороны, сходятся (точнее, должны сходиться, как это существует за рубежом) на категории безопасности медицинских услуг – только лишь с разных сторон. Надзор призван обеспечивать профилактику недостатков безопасности в деятельности хозяйствующих субъектов, а суд – возмездие за их допущение.

Понятно, что все происходит в гражданском обороте (где, собственно, единственно и может осуществляться медицинская деятельность), а не в кабинетах бюрократии.

Оценка качества и безопасности медицинских услуг нужна участникам гражданского оборота, чтобы он складывался максимально эффективно под удобство жизни общества. Это – вопрос горизонтальной координации общественных отношений.

И никому с доплатой не нужно, чтобы эти отношения строились под удобство их оценки чиновничеством – по вертикали субординации.

Потому что единственным способом такой оценки – в случае расхождения мнений по этому поводу сторон этих отношений – является судебная процедура (разумеется, если и она обладает нужной эффективностью).

Фронтовикам же до ламбады, чем там оно определяется – то, что должно быть. Они и сами “рождены, чтоб сказку сделать былью”. И сами придумают, как оно должно быть. И неважно, согласуется это или не согласуется с реальностью. Понадобится – свои хотелки выдадут за проектируемую реальность, совпадет она или не совпадет с действительностью, привнесут эти хотелки в жизнь улучшения или ухудшения. Примеров уже перед глазами – тьма. Ну, будет еще один. Или десяток. Или сотня.

Они же за народ радеют. Целым фронтом. Вот, чтобы не жег позором и пр., они и хотят “…разработать сборник единых стандартов контроля качества и безопасности медицинских услуг, которые не будут вступать в противоречие с существующими нормативными документами, оптимизировать оценочные листы, предусмотреть обучение аудиторов и заложить время на переход к новым стандартам”.

То есть хотят поменять к лучшему БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕДУРЫ.

Вместо того, чтобы поменять к лучшему ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ, убрав из нее все несвоеместные бюрократические процедуры.

Вот почему Маяковский со своими “Прозаседавшимися” останется актуальным, пока будет все вот так по Блоку: Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…

“Слона-то я и не приметил…”

Изменения будут внесены в законы «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и «О Следственном комитете Российской Федерации». Они наделят СК правом создавать «государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения в целях организации и производства судебной экспертизы, назначенной в соответствии с законодательством». В частности, специализированные подразделения Следственного комитета смогут производить молекулярно-генетическую, психофизиологическую (с использованием полиграфа) и медико-криминалистическую экспертизы.

Бес паники

Владимир Путин внес законопроект, который позволит Следственному комитету проводить судебные экспертизы.

Предлагается разрешить СКР создавать государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения, а также самостоятельно проводить широкий перечень экспертиз. В них войдет дактилоскопическая, медико-криминалистическая, экспертиза с использованием полиграфа и другие.
Глава СКР Александр Бастрыкин не первый год говорил о создании собственной экспертизы. В марте 2017 года ведомство создало на своей базе первое судебно-медицинское подразделение. «У нас уже есть примеры, когда судебно-медицинские экспертизы от Следственного комитета проходили через суд и суд воспринимал их как источник доказательств», – заявлял Бастрыкин (цитата по  lenta.ru ). «Мы хотим в рамках нашей штатной возможности создать собственные экспертные подразделения для обеспечения оперативности в завершении сроков специальных исследований и тем самым сокращения сроков расследования уголовных дел», – объяснял глава СКР намерение. 

Эксперты разделились во мнениях об инициативе: с одной стороны, она позволит разрушить сложившуюся монополию Минздрава на судмедэкспертизу, с другой – может пошатнуть независимость экспертиз. В одном спикеры сходятся: если закон примут, то СКР сможет существенно увеличить финансирование и расширить штат.

Экспертиза от СКР: что поменяет новый проект Путина о старых инициативах Бастрыкина

Разные люди, имеющие отдаленное отношение к единству правового процесса, медицинских дел и судебно-медицинской экспертизы по ним, наперебой высказывают важные и, в общем-то, разумные мнения, что будет на выходе от создания карманной экспертизы при Следственном комитете России.

Это все весьма существенные моменты.

Действительно, это – создание конкуренции Минздраву и прекращение его монополии в сфере судебно-медицинской экспертизы. Но отнюдь не потому, что для ее производства Минздрав хоть что-то значит. “Корпоративная солидарность” – это плод больного воображения респондента.

Действительно, «независимость эксперта» перестает быть. Но кого в последние десятилетия в России останавливало то, что быть не должно?

Действительно, эта инициатива напрямую сопряжена с расширением штата и увеличением финансирования СКР. Ну так это и не секрет: СК России «планирует расширение штата сотрудников, в обязанности которых будет входить производство СМЭ». Для начала, видимо, выборочно (судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств и исследование биологических объектов), дальше – больше, как в рекламе ВТБ.

Но это все – частности. Это все – деревья, за которыми леса не видно.

Главное – в том, что одной стороне процесса дозволяется иметь собственную экспертизу (хотя бы поначалу и в узком коридоре специфических дел).

Сторона защиты тем самым лишается равных со стороной обвинения возможностей.

Более того, суду предлагается пользоваться тем, что накропают карманные эксперты СКР.

А ничего, что с этим накрывается декларируемая законом состязательность уголовного процесса?

А ничего, что сама правосудность постановления суда окормляется пастырями экспертизы Следственного комитета?

Собственно, судебно-медицинская экспертиза перестает быть судебной.

Да что там – она перестает быть экспертизой.

И это уже не вопрос некоей независимости экспертизы: это другое агрегатное состояние не “экспертизы”, а ее “независимости”.

В лучшем случае это приведет к размножению и конкуренции “экспертиз” в судебном процессе. Появятся альтернативные экспертизы, возникнет война противоборствующих “экспертных” контор, кланов и школ.

В худшем – разрушится сама основа правосудия, начавшись с газавата следователей врачам.

Так, может быть, вместо очередного разрушения предшествующего мироздания сначала задуматься, как не погубить мироздание вообще?

Может быть, сначала вывести за пределы очередных реформ сами основы, на которых покоится это самое мироздание (пусть хотя бы мироздание правосудия)?

Последние десятилетия уже сделали законодательство альтернативой праву.

Если еще и суд окончательно перестанет быть применителем права, защитой справедливости, то рухнет само здание государства.

Рецидив

Скворцова опять спасла жизнь человеку. В пятый раз за шесть лет.

Удачно оказывается в нужном месте в нужное время.

И есть заразившиеся: “Врач — это на всю жизнь”. Глава Минздрава Ингушетии спасла пассажирку самолёта

Помнится, в ординатуре наблюдал профессорскую операцию.

Операционная сестра – из старослужащих.

Готовила заранее отстерилизованный по случаю набор позолоченных инструментов для главной фигуры.

Намывались особо приближенные, вскрывали брюшную полость и … зависали (с лапками под салфетками).

Минут через сорок в операционную вплывала намытая заведующая.

Делала – разумеется, блестящий! – разрез и отбывала восвояси к себе в кабинет.

Зашивались и заканчивали действо ассистенты.

Много позже, работая рядовым врачом в обычной скоропомощной больнице и делая такие же операции по 15-20-25 минут, я так и не смог понять, зачем ТОГДА был нужен этот цирк.

Я никогда не мечтал быть на месте той самой завкафедрой.

А вот Вероничка, видимо, мечтала.

И осуществила свою мечту.

И отныне – повелевает.

Больными и не очень.

Подчиненными и не очень.

Теперь она – цирковая.

“Лечит” почтенную публику.

Словом – в министерстве, делом – в самолетах.

Все остальное – добрым взглядом.

Предложения одноАнальной социальной солидарности не заменяют здравый смысл

… принцип социальной солидарности обеспечивает одноканальную консолидацию бюджетного и внебюджетного финансирования, объединяет общество и превращает социальное страхование в эффективный институт

ОМС без социальной солидарности: пациенты «мешают работе», а труд врачей оказался «убыточен»

Опровергать отдельные положения этой окрошки просто бессмысленно.

Поток сознания авторов струится по только им известному руслу, без каких бы то ни было привязок – к логике, теории государства и права, социальной политики (в смысле: Social policy is policy usually within a governmental or political setting, such as the welfare state and study of social services) и т.д.

Понятно желание авторов объяснить бред последних десятилетий в социальных экспериментах над советской системой здравоохранения по Семашко.

Однако это не оправдывает бреда аргументации авторами предлагаемого “анализа” ситуации и выводов по выходу из нее. А таковых авторы видят два: один – как предлагают они, и второй – неправильный (возврат к централизованной затратной советской модели «медицина-госслужба»).

То, что возврат невозможен в принципе, авторов не смущает. Или они просто не видят его невозможности, что еще хуже.

Но значит ли это, что возможен предлагаемый ими путь? И путь ли это?

Вкратце: 

… В СССР оказание «нематериальных» услуг (не только медицинских, но и любых других – торговых, финансовых, транспортных или бытовых) не считалось производством, не учитывалось в ВНП и оплачивалось по нормативной себестоимости без наценки. Тем самым труд врача не признавался производительным – но он хотя бы не считался убыточным.

… В этих условиях центральной фигурой становится не потребитель (пациенты), а производитель – лечебные учреждения. Из-за дефицита средств ОМС их приходится распределять между клиниками административно – без каких-либо страховых или рыночных механизмов. Поэтому, с одной стороны, возможности страховщиков по защите прав застрахованных сведены к минимуму, а вместо принципа «деньги следуют за пациентом» работает принцип «деньги идут перед пациентом или вместо пациента». Отсюда подушевое финансирование амбулаторно-поликлинической помощи, «прикрепление» к поликлиникам, госзакупка лекарств вместо лекарственного страхования и попытки развивать здравоохранение не через увеличение тарифов ОМС, а через инвестиции в инфраструктуру. Отсюда необходимость административного управления системой ОМС государством.

… социальная солидарность, с одной стороны, делает возможными как самоокупаемость лечебных учреждений (покрытие текущих затрат), так и их самофинансирование. Восстановление изношенных основных средств и расширенное воспроизводство идет за счет собственных ресурсов (амортизационных отчислений и формируемой из наценки прибыли) и внешних источников. В условиях «полного тарифа» клинике доступен кредит и рыночные инвестиции, востребованы инновации. Из самофинансирования клиник – их рыночная конкуренция и работоспособность страховых механизмов. Это значит: соответствие взносов рискам, резервов страховщиков – их обязательствам, а потоков пациентов в лечебные учреждения – цене и качеству услуг: «деньги следуют за пациентом». Тем самым система ориентирована на пациента и поддержку спроса, а рост финансирования здравоохранения идет через увеличение тарифов на медицинские услуги.

… Через оплату медицинской помощи с наценкой – признание обществом медицинского труда производительным и высокий социальный статус врача. В странах с социальным страхованием врач – полноправный участник страховых отношений и субъект права. Отсюда разделение труда и ответственности между медиками и лечебными учреждениями. Клиники проходят аккредитацию, которая подтверждает должные условия для практики врачей. Врачи получают лицензию (право на практику) и несут личную юридическую и экономическую ответственность за клинические решения и манипуляции. Поэтому осложнения лечения являются предметом гражданских исков и разбирательств профессиональных ассоциаций – именно они, а не государство проводят лицензирование врачей в странах с социальным страхованием.

На выходе – “помесь волка с канарейкой” – предлагается понимаемые в предлагаемой системе координат “минусы” нынешнего времени исправить в той же системе координат.

Цена вероничкиных ужимок и прыжков

Россия в рейтинге здоровых стран оказалась между Кабо-Верде и Вануату

В 2018 году смертность населения выросла в 32 регионах России. Смертность населения выросла в 32 регионах России, хотя средний показатель по стране в 2018 г. остался на уровне 2017 г. К таким выводам пришли эксперты Фонда независимого мониторинга «Здоровье» на основе данных Росстата.

Игры в статистику с кампаниями “против” (курения, алкоголя и пр.) ни к чему толковому и не могли привести.

А про содержательную деятельность “за” она представления не имеет.

“Главное – чтобы костюмчик сидел”. В высоком кресле.

Весна косит ряды законодателей

«… медработники могут застраховать свою профессиональную ответственность в добровольном порядке и исключительно за свой счет».

Минздраву предложено подготовить законопроект об обязательном страховании ответственности медработников

Из-за отсутствия независимой медицинской экспертизы многие врачи уходят от сложных решений, нужных для пациента

Депутат призывает Минздрав создать институт независимых медэкспертов

“А весна, казалось, будет вечной…”, если думцы не будут подвергаться предварительной “независимой экспертизе” психиатрами.

UPD: Да, все-таки это весна!

В России предложили закрывать супермаркеты по выходным

Халатность, Карл!

“Очень тонкий баланс с правом врача на врачебную ошибку и халатностью или профнепригодностью. Если ужесточить наказание за врачебную ошибку, то мы столкнемся с ситуацией, когда врачи будут перестраховываться, отказываться от риска, а любая операция – это риск. <…> Надо повышать требования к доступу к этой деятельности. Надо давать гарантию, что пациент имеет дело с настоящим профессионалом, а не с тем, кто не имеет элементарных навыков”, – сказал он.

Эксперт: ужесточение ответственности за врачебную ошибку ухудшит качество медпомощи. Первый вице-президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко участвует в “Ковалевских чтениях” в Екатеринбурге

Стесняюсь спросить, в курсе вице-президент ФПА, что, например, адвокатам халатность не грозит?

А почему она может грозить врачам? Речь – о профессиональной деятельности, разумеется.

А в курсе оный, что в УК нет такого состава – врачебная ошибка?

А какие гарантии возможны в сфере оказания услуг?

А имеем ли мы “дело с настоящим профессионалом”, которого журнализды величают экспертом?

Как таких людей пропускают во власть?

Государство может ввести допуски на медицинский рынок для частного бизнеса, чтобы он не конкурировал с государственными учреждениями. Об этом заявил руководитель Росздравнадзора Михаил Мурашко на сочинском форуме «Здоровое общество. На пути к цели 80+».

«Должен произойти полный пересмотр подходов к привлечению частных инвестиций, и это касается не только программы госгарантий, но и вхождения на рынок медицинского бизнеса в целом, – сказал руководитель надзорного ведомства. – Потому что ресурсы, используемые для здравоохранения, ограничены».

Допуск на медицинский рынок могут принудительно ограничить

Глава Росздравнадзора Михаил Мурашко полагает, что отрасль нуждается в пересмотре подхода к привлечению частных инвестиций в сегмент оказания медицинской помощи. Частные клиники, создаваемые «на том же поле», что и государственные, переманивают медицинские кадры и наиболее прибыльные виды медпомощи, считает он. Поэтому можно опереться на опыт стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и выдавать лицензии только после анализа потребности в тех медуслугах, которые задумал оказывать частный оператор.

МИХАИЛ МУРАШКО ПРЕДЛОЖИЛ ВЫДАВАТЬ ЧАСТНИКАМ ЛИЦЕНЗИИ НА МЕДДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТОЛЬКО ПРИ НАЛИЧИИ ПОТРЕБНОСТИ В ИХ УСЛУГАХ

А, может быть, не на опыт ОЭСР опираться, а свою голову включить? Ну, если есть, что включать.

Может быть, подумать над ликвидацией как раз государственных учреждений?

Может быть, именно они представляют собой проблему для развития конкурентной эффективности экономического оборота в отрасли?

Может быть, не будь их, государство сосредоточилось бы на управлении финансов для оплаты медицины, как в тех же странах Организации экономического сотрудничества и развития, вместо того, чтобы продолжать вбухивать средств в прорву государственных учреждений?

Может быть, проблема не в пересмотре подходов к привлечению частных инвестиций и вхождения на рынок медицинского бизнеса в целом, а в существовании таких вот государственных мужей и отсутствии фильтров их речевой продукции?

 

Весна идет, весне дорогу или Не ту страну Гондурасом назвали

Врач не должен нести никакой ответственности за неумышленные ошибки при сложной диагностике болезни или отсутствия в клинике современного оборудования. Так считают 65% участников опроса, проведенного ОНФ вместе с Нацмедпалатой и телепрограммой «Здоровье». Более половины респондентов также против уголовной ответственности для врачей.

Нацмедпалата: Врачи не должны сидеть за врачебные ошибки

Половина россиян, принявших участие в опросе «Защита прав медицинских работников», высказались против введения уголовной ответственности за врачебные ошибки. Опрос проведен ОНФ, Национальной медицинской палатой (НМП) и телепрограммой «Здоровье». В нем приняли участие 5 тыс. врачей и более 3 тыс. граждан, не связанных с медицинской профессией, сообщает НМП.

Опрос: половина россиян – против введения уголовной ответственности за врачебные ошибки

Ну, тут еще журналюги так подали материал.

Но!

Вот на каких скорбных разумом нужно рассчитывать, чтобы подавать мнение 8-9 тыс. как мнение 140 млн.? Половина россиян, принявших участие в опросе «Защита прав медицинских работников» – это 0,002% населения страны. Вполне себе репрезентативная выборка. Целых две тысячных доли процента!

Притом что 5 тыс. из этих 8-9 тыс., естественно, излагают мнение, ангажированное своей профессией.

Правда, это Россия, нынешняя Россия, непредсказуемая в вырождении интеллекта.

Но, хотелось бы думать, непредсказуемая не фатально.

Опрос проведен ОНФ, Национальной медицинской палатой (НМП) и телепрограммой «Здоровье». Ну вот сразу вспоминается Владимир Семеныч наш свет Высоцкий: “Если вы не отзоветесь, мы напишем в Спортлото!”

ОбЧественность сошлась по трем вопросам.

Во-первых, декриминализация врачебной ошибки. А неважно, что за нее и сейчас никто никого не привлекает. Неважно, что в природе нет такого состава преступления. Неважно, что юристы не мыслят категориями врачебной ошибки. Врачи-то мыслят. Вот – чтоб врачей не нервировала такая перспектива.

Во-вторых, уголовная ответственность для врачей. Извести ее надобно. Как класс. Как институт. Как явление. То есть что бы врач не натворил “при осуществлении профессиональной деятельности” – неприкосновенен аки дипломат.

В-третьих, отсутствие у врачей умысла порешить пациента. То есть если так, между прочим, ненароком, то – можно. Без последствий. Уголовных. И административки достанет. Если же на работу ходит ради смертоубийства, то вот тогда и посадить не грех.

Фокусница Вероничка – сидит на полу и не падает!

Минздрав РФ уведомил о разработке проекта федерального закона, который позволит Росздравнадзору возбуждать дела об административных правонарушениях в отношении чиновников региональных минздравов и должностных лиц медуреждений.

МИНЗДРАВ ПРЕДЛАГАЕТ ВВЕСТИ ПЕРСОНАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДСТВА МЕДУЧРЕЖДЕНИЙ ЗА НЕКАЧЕСТВЕННУЮ МЕДПОМОЩЬ

По данным Минздрава, ежегодно 60% обращений россиян, поступающих в Росздравнадзор, связаны с доступностью и качеством медпомощи.

Министерство здравоохранения уведомило о разработке законопроекта о введении новой административной ответственности для руководства медучреждений и региональных властей в сфере здравоохранения. 

Она будет грозить тем, кто не сможет создать условия для предоставления качественного и доступного лечения. Руководству клиник — за невыполнение обязанности создавать условия, обеспечивающие соответствие медуслуг критериям оценки качества медицинской помощи, а медицинским чиновникам — за действие или бездействие, которые влекут неисполнение условий для развития медицинской помощи, обеспечения ее качества и доступности.

Согласно законопроекту, составлять протоколы об административных правонарушениях будут сотрудники Росздравнадзора.

Главврачей и медицинских чиновников начнут штрафовать за некачественную медпомощь

Вот оно что! Одна из причин обновления законодательства – большое количество жалоб граждан по вопросам качества и безопасности медицинской помощи, поступающих в Росздравнадзор. Ну кто бы мог догадаться!