Танцы с бубнами вокруг “врачебных ошибок”

“Так-то оно так, если конечно, но в случае чего – вот тебе, пожалуйста!”: треп ради трепа.

ЯТРОГЕНИИ И ЗЛОДЕЯНИЯ: СК И МЕДИКИ – О ВРАЧЕБНЫХ ОШИБКАХ

Нацмедларек ищет противоядие ятрогенной активности СК: бред ради бреда.

НМП попросит Верховный суд разрешить привлекать судей в отставке к разбору жалоб на врачей

Адвокаты развернули объятья Следственному комитету – запахло деньгами.

Гильдия российских адвокатов готова сотрудничать с Нацмедпалатой

И даже богохульники-святотатцы возбудились: от танцев в храме – к защите пациентов от врачей-убийц. Тот же пиар, только вид сбоку.

«Зона права» запустила федеральную «горячую линию» по врачебным ошибкам

Разговоров много – смысла мало.

Каждый шаманит и кликушествует, но никто не говорит, что, откуда и почем.

Ни отправных начал, ни вектора, ни обоснований, ни конкретики.

Куда мы идем? Туда ли? И идем ли вообще?

Рецидив

Скворцова опять спасла жизнь человеку. В пятый раз за шесть лет.

Удачно оказывается в нужном месте в нужное время.

И есть заразившиеся: “Врач — это на всю жизнь”. Глава Минздрава Ингушетии спасла пассажирку самолёта

Помнится, в ординатуре наблюдал профессорскую операцию.

Операционная сестра – из старослужащих.

Готовила заранее отстерилизованный по случаю набор позолоченных инструментов для главной фигуры.

Намывались особо приближенные, вскрывали брюшную полость и … зависали (с лапками под салфетками).

Минут через сорок в операционную вплывала намытая заведующая.

Делала – разумеется, блестящий! – разрез и отбывала восвояси к себе в кабинет.

Зашивались и заканчивали действо ассистенты.

Много позже, работая рядовым врачом в обычной скоропомощной больнице и делая такие же операции по 15-20-25 минут, я так и не смог понять, зачем ТОГДА был нужен этот цирк.

Я никогда не мечтал быть на месте той самой завкафедрой.

А вот Вероничка, видимо, мечтала.

И осуществила свою мечту.

И отныне – повелевает.

Больными и не очень.

Подчиненными и не очень.

Теперь она – цирковая.

“Лечит” почтенную публику.

Словом – в министерстве, делом – в самолетах.

Все остальное – добрым взглядом.

Цена вероничкиных ужимок и прыжков

Россия в рейтинге здоровых стран оказалась между Кабо-Верде и Вануату

В 2018 году смертность населения выросла в 32 регионах России. Смертность населения выросла в 32 регионах России, хотя средний показатель по стране в 2018 г. остался на уровне 2017 г. К таким выводам пришли эксперты Фонда независимого мониторинга «Здоровье» на основе данных Росстата.

Игры в статистику с кампаниями “против” (курения, алкоголя и пр.) ни к чему толковому и не могли привести.

А про содержательную деятельность “за” она представления не имеет.

“Главное – чтобы костюмчик сидел”. В высоком кресле.

Фокусница Вероничка – сидит на полу и не падает!

Минздрав РФ уведомил о разработке проекта федерального закона, который позволит Росздравнадзору возбуждать дела об административных правонарушениях в отношении чиновников региональных минздравов и должностных лиц медуреждений.

МИНЗДРАВ ПРЕДЛАГАЕТ ВВЕСТИ ПЕРСОНАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДСТВА МЕДУЧРЕЖДЕНИЙ ЗА НЕКАЧЕСТВЕННУЮ МЕДПОМОЩЬ

По данным Минздрава, ежегодно 60% обращений россиян, поступающих в Росздравнадзор, связаны с доступностью и качеством медпомощи.

Министерство здравоохранения уведомило о разработке законопроекта о введении новой административной ответственности для руководства медучреждений и региональных властей в сфере здравоохранения. 

Она будет грозить тем, кто не сможет создать условия для предоставления качественного и доступного лечения. Руководству клиник — за невыполнение обязанности создавать условия, обеспечивающие соответствие медуслуг критериям оценки качества медицинской помощи, а медицинским чиновникам — за действие или бездействие, которые влекут неисполнение условий для развития медицинской помощи, обеспечения ее качества и доступности.

Согласно законопроекту, составлять протоколы об административных правонарушениях будут сотрудники Росздравнадзора.

Главврачей и медицинских чиновников начнут штрафовать за некачественную медпомощь

Вот оно что! Одна из причин обновления законодательства – большое количество жалоб граждан по вопросам качества и безопасности медицинской помощи, поступающих в Росздравнадзор. Ну кто бы мог догадаться!

Вероничкины скрепы: курение и алкоголизм

Оказывается, здравоохранение у нас находится между двух огней: курением и алкоголизмом.

С которыми, собственно, наша стеничная министресса и борется.

И это – предмет обсуждения не только среди медиков: Наверное, она просто не любит мужчин. Да и всех россиян…

Новая концепция развития здравоохранения, как ее видит Скворцова – “каждый человек из пассивного участника должен превратиться в активного партнера в сохранении собственного здоровья”.

Разберем детально этот ее постулат.

1. Каждый человек ДОЛЖЕН.

Должен – кому?

Вероничке? Может быть, все сколько там – сто сорок – миллионов дорогих россиян задолжали министрессе? Тогда – когда, сколько, в силу чего? А она – старуха процентщица? И где в этом случае ходит Раскольников? Пошто тянет?

А-а, нет! Каждый задолжал не лично Скво, а в ее лице всему, так сказать, институту, который она представляет! Власти то есть! Государевым людям. Чиновничеству. Бюрократии. Слугам народа, одним словом.

Ну, это больше похоже на правду. Тем более, что глас народа это подтверждает и на перспективу: ГЛАВНЫМ РИСКОМ НАЦПРОЕКТА «ЗДРАВООХРАНЕНИЕ» ПРИЗНАНА КОРРУПЦИЯ

Но продолжим.

2. Должен – на каком таком основании?

На основании указующего перста одержимой дамочки при должности? Ну, для исполнения велений наполеонов и прочих цезарей у нас существуют целые дома скорби. Правда, вельми плохо финансируемые – благодаря ей же.

Все прочие основания – только в силу закона. Федерального, на минуточку. В силу оснований, перечисленных в Конституции. В третьем пункте 55 статьи: “Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства”.

3. Про “пассивного участника” и “активного партнера”.

Вот я не понял: это она про людей нетрадиционной сексуальной ориентации? Ничего не имею против них, но, как бы унизительно для Веронички это не было, я к ним не отношусь. Допускаю, что ошибаюсь, но думаю, что и 90% популяции тоже.

4. Про “партнера” – отдельно.

Партнер – он же не обязательно половой. Хотя и такое понимание термина Вероничкой, видимо, не исключается.

Партнер – это тот, кто на одной с тобой стороне. В том числе и против прочих третьих лиц. Партнёр (фр. partenaire — участник): Напарник, соучастник. сожитель. участник в какой-либо совместной деятельности. Компаньон по бизнесу. Член какого-либо партнёрства. Это словарное определение.

Это не контрагент, с которым совершаются сделки в порядке обмена предоставлениями. Например, на рынке. Или в верхах, когда  интересы не основаны на том, чего хотел добиться друг детства Остапа Бендера Коля Остен-Бакен от подруги его же детства, польской красавицы Инги Зайонц – на взаимности. Об этом, например, не знают в наших верхах, называя партнерами именно контрагентов.

И вот интересно, партнерами кого “в сохранении собственного здоровья” должны становиться граждане в глазах Скво? [Или правильнее сказать “подвластные в глазах власти”?] Партнерами самой Веронички? Или партнерами Министерства, Правительства и Президента? Или партнерами друг друга (соседей, родственников, работодателей и т.д.)? Или партнерами, не приведи Господи, врачей?

А с учетом вышесказанного – если все задолжали власти, но должны с ней партнерствовать – как-то власть получается с низкой социальной ответственностью, не? Она – кагбэ партнер и со всеми партнерствует в долг. Какой-то публичный дом. Или я ошибаюсь?

5. Про “сохранение здоровья”.

“Чтобы продать что-нибудь ненужное, — сердится кот, — надо сначала купить что-нибудь ненужное” (с).

Чтобы сохранять здоровье, его надо иметь на доступном для сохранения уровне.

Нельзя сохранять то, что не имеешь возможности сохранить.

Чтобы сохранить что-то хранимое, надо сначала обеспечить сохранность этому хранимому.

А здравоохранение, перефразируя незабвенного Грызлова, это не то место, где сохраняют здоровье.

Здравоохранение – это та сфера, где граждан верстают в здоровые. Как в казаки.

Ну, а кто не с нами, тот – против нас. И против себя. И против всех. Его нужно подвергнуть остракизму. Как Фемистокла, Аристида и Дамона.

Тогда расчистится путь скворцовым, “чтобы переложить высокую смертность россиян на них самих. Т.е. спасение утопающих – дело рук самих утопающих. А Скворцова тут вообще не причем. Умерли – сами виноваты. Пить надо меньше”.

Коррегируйте свою речевую продукцию – здесь вам не там!

UPD: Минздрав представил, предположительно, последнюю версию стратегии по продвижению здорового образа жизни в правительство. Новый документ в сравнении с предыдущими версиями более концептуален, сильнее ориентирован на стимулирующие госрасходы и в меньшей степени на экономические меры принуждения к благополучию. Текст уже не содержит идей жесткого регулирования производителей питания, которые ранее блокировало Минэкономики. Экономические стимулы к сохранению здоровья, предлагаемые Минздравом, вряд ли могут быть реализованы в ближайшее время, хотя стратегия может быть согласована правительством до 15 февраля.

Подоспела информация вовремя.

Вот совершенно понятно, что не экономист она ни разу.

Но могут ли возникнуть предположения, что она врач-организатор?

Предвестники весны?

Координационный совет Минздрава по государственно-частному партнерству был создан в январе 2014 г. В его полномочия входит разработка механизмов ГЧП, направленных на развитие инфраструктуры и повышение качества и доступности медицинской помощи; рассмотрение вопросов совершенствования нормативной правовой базы, снятие ограничений по привлечению в сферу здравоохранения частных инвестиций.

По данным Минздрава, за период с 1 июля 2017 г. по 30 июля 2018 г. общий объем инвестиций только по заключенным концессионным соглашениям в сфере здравоохранения превысил 10 млрд руб. Абсолютным лидером по количеству ГЧП-проектов является нефрология, на долю которой приходится 40% соглашений, где инвестор участвует не только в создании, оснащении, но и в последующей эксплуатации инфраструктуры. Далее следует онкология, включая ПЭТ, КТ И МРТ (12%), экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), первичная медико-санитарная помощь и стоматология (по 7–8 %), хирургия, лабораторные услуги и др.

Минздрав усиливает поддержку проектов ГЧП

Зима далеко еще не прошла, а клоунесса уже возбудилась.

Не ведая, что “В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную лань”.

По данным Минздрава за период с 1 июля 2017 г. по 30 июля 2018 г. общий объем инвестиций только по заключенным концессионным соглашениям в сфере здравоохранения превысил 10 млрд руб. Но что-то нет пруфлинков на то, что, во-первых, отдача от инвестиций состоялась, и, во-вторых, что эти соглашения пролонгируются. А вот информации об обратном – пруд пруди. Вспомнить хотя бы историю с частной конторой, из которой выпрыгнул во власть Печатников.

Что-то одно: либо портки одень, либо крест сними; либо сделай практическую медицину частной, либо забудь про “партнерство” с бизнесом.

Партнерство – это трое в лодке, не считая собаки. А рыба, которую они ловят, им – не партнер. Как и собака, которую не считают.

А тут Минздрав в роли такой собаки решил, что те самые трое в лодке будут ловить рыбу не себе, любимым, а в качестве бенефиции собаке-Минздраву.

Мечтать не вредно, но голову при этом включать не лишне. Впрочем, задача прозаседавшихся состоит в забалтывании, а не в созидании чего бы то ни было. Поэтому глупость ГЧП компенсируется импотенцией профильного Координационного совета Минздрава.

Скрепы есть – мозгов нет

Вероника Скворцова отметила, что для создания единой системы здравоохранения есть единые скрепы: единая нормативная база и методология, программа госгарантий, единая тарифная политика и база ОМС, единые способы оплаты для разных видов медицинской помощи и методика расчета потребности в медицинских кадрах.

Вероника Скворцова: для создания единой системы здравоохранения есть единые скрепы

Даже одна неверная посылка на входе рождает недоразумение на выходе.

А тут полностью отвлеченные от реалий искусственные построения предлагается считать путём к сдвигам в невиртуальной действительности?

Вокруг – всё хуже и хуже, а в речах клоунессы – всё только лучше и лучше.

Кому она втирает?

Дойка бюджета не удается. Мешают заборы. Виноват Минздрав. А то бы население выздоравливало бы, как мухи!

Вступивший год назад в силу закон о телемедицине не способствовал развитию отрасли, а, наоборот, привел к потере к ней интереса со стороны медучреждений. Это следует из опроса представителей более сотни клиник. Так, в 2018 году 72% клиник внедрили в своих учреждениях телемедицину, но только 67% готовы продолжить развивать ее в 2019 году. Это может быть связано с рядом до сих пор не решенных Минздравом регуляторных вопросов.

Клиники отворачиваются от телемедицины. В этом виноваты законодательные барьеры

А ничего, что сопутствующих телемедицине проблем – куда более существенных – воз и маленькая тележка?

Например:

Лечение по телевизору, оплата по факсу

И почему они не хотят подставляться?

Захотелось начать все менять и встать – а удалось только пукнуть и лечь

И это только “например”.

Несколько лет увлеченности дурью – и вот, наконец, нечаянная радость: забрезжило долгожданное понимание.

Скоро Скво Матерью Терезой покажется

Может, в министры здравоохранения метит? Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев написал статью, в которой обозначил цели российской экономики до 2024 года. В ней он рассказал о «новом качестве здравоохранения», которое будет достигнуто благодаря равному доступу к помощи и персонифицированной медицине.

И понятно почему: Дмитрий Медведев: объем рынка телемедицины в РФ вскоре превысит 1 млрд долларов

У постели больного:
Пост сдала!
Пост принял!

Захотелось начать все менять и встать – а удалось только пукнуть и лечь

«ПОЧТА РОССИИ» ПЛАНИРУЕТ ЗАНЯТЬСЯ ТЕЛЕМЕДИЦИНОЙ

Помнится, еще Греф грозился почти тем же. До взрыва. И даже активчики прикупил. Справедливо полагая, что “если изменения снаружи происходят быстрее, чем внутри, то это значит, что конец близок”. Но… кроме хотелок, пока – ничего.

Почему?

Да потому что желаемое выдается за действительное. Мол, как захотим – так и будет. Да вот при таком подходе что-то постоянно идет не так. Вон, Скво с табаком последовала в непреклонности за предшественницей как Iron Lady, теперь, как и та, мутит что-то с алкоголем. А финал предсказуем.

Так что же НЕ ТАК?

Самое простое – применительно к инциативам Грефа – это подмена медицинских услуг услугами финансовыми. Но мерой последних первые почему-то (!) не развиваются.

Не менее простое – применительно к инициативам Почты России – это попытка отжать у медицины элементарное: тонометры, градусники и пр. Это наивно: во времена стремительного развития электроники даже пенсионеры предпочтут обвешиваться соответствующими гаджетами вместо перспективы тащиться в почтовое отделение мерить давление или температуру, или еще что.

А самое главное – медицина без врачей невозможна. В принципе. И не потому, что они – носители неких сакральных знаний, а потому что невербалику клинической картины никакой компьютер никогда не заменит. Как не заменит и основанную на специальных знаниях аналитику этой самой картины, тем более в нелинейной динамике.

В этом кроется и обратная сторона медицинского пособия: и комп, и человек в белом халате (даже с добрыми намерениями) способны причинить зло. Вред.

И потому всегда будет существовать проблема происхождения вреда: от этого самого пособия, от коварства патологии или от реактивности организма.

И пока эта проблема не будет решена, никакая теле-, цифровая или дигитальная медицина социальной интеграции не получит – кто бы и как бы ее не продвигал.

Ибо – кто ответит?

Желтуха косит ряды медицинской общественности

Вот оригинал: Клевета на здоровье. Почему суд отклонил иск молодой матери к врачу

А вот дженерик: Врач: Я думаю, мать подала на меня в суд, чтобы скрыть свою халатность

И с первого взгляда вроде бы похоже. И вроде об одном и том же. Но только на первый взгляд.

Вдаваться в суть истории ни к чему – речь о другом.

Правоохранительными органами Октябрьского района было возбуждено уголовное дело против молодой матери Юлии (имя изменено). Заявление о клевете написала доктор Мария Приходько (это цитата из оригинала – статьи журналиста РГ из Ростова-на-Дону Ларисы Ионовой). Уголовное дело. Не гражданское.

Мария Приходько подала встречный иск о клевете на Юлию (это цитата с желтого ресурса).

Врач в суд не обращалась. Она обратилась в правоохранительные органы. Так это написано в оригинале русским по белому. В гражданский суд обращалась мама малыша – и с иском не к врачу, а к работодателю врача – медицинской организации.

В оригинале врач не произносила фразу, которую ей приписывает анонимный журнализд с желтого ресурса – ЧТО и/или О ЧЕМ она думает, т.е. думает ОНА.

Иными словами, первая часть фразы – “Врач: Я думаю, мать подала на меня в суд…” – взята с потолка.

Вторая часть этой фразы – “… чтобы скрыть свою халатность” – еще лучше.

– Можно предположить, что Юлия, обращаясь в суд, сама выдумала и опубликовала историю о неквалифицированных медиках, пытаясь скрыть обстоятельства причинения ребенку тяжкого вреда здоровью и действительные причины образования у него тяжелейшей травмы головы, – говорит Мария Приходько (это из оригинала). То есть про халатность автор оригинальной статьи не упомянула ни разу и ни единым словом. Что абсолютно правильно.

Халатность – это ФОРМА ВИНЫ в уголовном праве. И не просто форма вины, а вины исключительно ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА.

Должностными являются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти или выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ (примечание 1 к ст. 285 УК РФ).

Приклеивать форму вины должностного лица к мамашке ребенка – редкостная дремучесть (правда, пишущая братия дремучестью очень часто не гнушается).

А для желтого ресурса свобода печати – это свобода от корректности.

И это создает дополнительную проблему для медицины и охраны здоровья в целом. Один желтый журнализд на одном желтом ресурсе способен направить профессиональную общественность, не слишком грамотную вовне медицины, далеко и надолго. Так извращенно формируется общественное мнение.

Что, собственно, и происходит. Правда, это ставит вопрос перед этой самой медицинской общественностью, почему она такая всеядная. Но об этом потом.

Всезнайство vs бэкграунд компетентности

Намедни на желтом ресурсе некто неизвестный “перевел” текст моего поста так, что ему был придан смысл совершенно отличный от оригинала: «Лучше бы она молчала»: врач обвинил Мисюрину в ношении «короны». Ну, в общем-то потому ресурс и желтый, что публикуется текст без подписи журналиста. Почему так – демонстрирует вторая часть названия публикации.

Поэтому будет в деле доктора Мисюриной какая-то логика или не будет – каждый и дальше останется при своем понимании справедливости. Потому что свое понимание не требует знания, если компетентность девальвирована до нуля.

Глупость (она же – известная российская беда) не приходит одна

Одним из способов сокращения ошибок и повышения качества медицинской помощи являются системы поддержки принятия врачебных решений (СППВР) – так называемые интеллектуальные помощники врача. Их задача – сформировать рекомендации по диагностике и лечению конкретного пациента на основе электронной истории болезни и медицинских справочников. Применение СППВР, во-первых, делает доступными знания и последние достижения клинической медицины независимо от

Потому и ищут врачи пятый угол, что остальные углы – никакие

В настоящее время врачебные ошибки квалифицируются по таким статьям, как «Причинение смерти по неосторожности» (ст. 109), «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» (ст. 118), «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» (ст. 238) и «Халатность» (ст. 293), заявила представитель СК Светлана Петренко. Однако ни одна из них, по ее словам, не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности.

И тогда прежде, чем рассуждать о “ятрогенных преступлениях” по версии г-на Бастрыкина, было бы разумнее продвинуть теорию права в части, касающейся медицинских правонарушений вообще, в целом. И лишь когда специфические характеристики медицинских правонарушений будут сформулированы и станут ясны всем и каждому (и власти, и обществу, и врачам, и пациентам, и юристам, и неюристам), тогда можно их разносить по отраслям права по квалифицирующим признакам. И придет ясность, “что в консерватории подправить” – в законодательстве и правоприменении.

Гора родила мышь

Для врачей придумали новые статьи Уголовного кодекса

В УК добавят новые статьи о врачебных ошибках

Клоуны сами от себя не устали?