“Ты просто не умеешь их готовить!

“В связи с позицией Национальной медицинской палаты о том, что “за неумышленные осложнения врач не должен сидеть в тюрьме”, рабочей группой проработан вопрос о введении альтернативных лишению свободы мер наказания медицинских работников за неумышленные преступления в проекте статьи 124.1 УК РФ”, – отметили в СК.

Совместная рабочая группа заявила о необходимости разработки подхода к ответственности медработников за ненадлежащее оказание медицинской помощи, исключающего уголовную ответственность. При этом требования потерпевших должны быть удовлетворены с учетом модели страхования деятельности медработников.

О совместной работе Следственного комитета и Национальной медицинской палаты

СК предложил ввести в новую статью о врачебных ошибках наказание без лишения свободы. Ведомство выразило солидарность с позицией Национальной медицинской палаты

СК согласился не сажать врачей в тюрьму за ошибки

И вот у меня по этому поводу закралось несколько вопросов.

Или я что-то пропустил?

“Ты все пела – это дело…”

Проект приказа Минздрава по организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинских услуг требует корректировок, считают эксперты Общероссийского народного фронта и предлагают ведомству создать совместную согласительную комиссию по доработке документа.

Эксперты ОНФ также предлагают на уровне Минздрава разработать сборник единых стандартов контроля качества и безопасности медицинских услуг, которые не будут вступать в противоречие с существующими нормативными документами, оптимизировать оценочные листы, предусмотреть обучение аудиторов и заложить время на переход к новым стандартам.

ОНФ предложил Минздраву совместно доработать документ, который эксперты назвали катастрофой

Стесняюсь спросить, а что мешало фронтовикам считать и предлагать не ПОСЛЕ, а ДО принятия ФЗ-323?

Почему вместо исправления глупостей было не допустить их инвазии в законодательство?

Неужто было не понятно, что не может стоять вопрос контроля качества и безопасности медицинской деятельности, если формально не дано определения ни характеристике качества, ни характеристике безопасности, ни самому объекту обеих этих характеристик?

Неужто было не понятно, что не может стоять вопрос контроля качества и безопасности медицинской деятельности, если не определено сущностное различие между качеством и безопасностью?

Ну, действительно, качество – это категория пользы, а безопасность – это категория вреда.

Качество товара (а медицинская услуга – это товар) повсеместно оценивается, во-первых, потребителями (а не бюрократией); во-вторых, рублем (ну, или местным валютным эквивалентом); в-третьих, соразмерно цене. Принцип прост: лучше меньше, да лучше, строго по-ленински.

Безопасность медицинской услуги (а равно и профессионального пособия в ее составе – медицинской помощи) определяется риском для здоровья в соответствии со степенью риска, которому оно подвергается (в этом состоит обоснованный риск при осуществлении профессиональной деятельности).

И лицензирование, и государственный надзор за медицинской деятельностью в целом, с одной стороны, и суд, с другой стороны, сходятся (точнее, должны сходиться, как это существует за рубежом) на категории безопасности медицинских услуг – только лишь с разных сторон. Надзор призван обеспечивать профилактику недостатков безопасности в деятельности хозяйствующих субъектов, а суд – возмездие за их допущение.

Понятно, что все происходит в гражданском обороте (где, собственно, единственно и может осуществляться медицинская деятельность), а не в кабинетах бюрократии.

Оценка качества и безопасности медицинских услуг нужна участникам гражданского оборота, чтобы он складывался максимально эффективно под удобство жизни общества. Это – вопрос горизонтальной координации общественных отношений.

И никому с доплатой не нужно, чтобы эти отношения строились под удобство их оценки чиновничеством – по вертикали субординации.

Потому что единственным способом такой оценки – в случае расхождения мнений по этому поводу сторон этих отношений – является судебная процедура (разумеется, если и она обладает нужной эффективностью).

Фронтовикам же до ламбады, чем там оно определяется – то, что должно быть. Они и сами “рождены, чтоб сказку сделать былью”. И сами придумают, как оно должно быть. И неважно, согласуется это или не согласуется с реальностью. Понадобится – свои хотелки выдадут за проектируемую реальность, совпадет она или не совпадет с действительностью, привнесут эти хотелки в жизнь улучшения или ухудшения. Примеров уже перед глазами – тьма. Ну, будет еще один. Или десяток. Или сотня.

Они же за народ радеют. Целым фронтом. Вот, чтобы не жег позором и пр., они и хотят “…разработать сборник единых стандартов контроля качества и безопасности медицинских услуг, которые не будут вступать в противоречие с существующими нормативными документами, оптимизировать оценочные листы, предусмотреть обучение аудиторов и заложить время на переход к новым стандартам”.

То есть хотят поменять к лучшему БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕДУРЫ.

Вместо того, чтобы поменять к лучшему ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ, убрав из нее все несвоеместные бюрократические процедуры.

Вот почему Маяковский со своими “Прозаседавшимися” останется актуальным, пока будет все вот так по Блоку: Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…

“Слона-то я и не приметил…”

Изменения будут внесены в законы «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и «О Следственном комитете Российской Федерации». Они наделят СК правом создавать «государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения в целях организации и производства судебной экспертизы, назначенной в соответствии с законодательством». В частности, специализированные подразделения Следственного комитета смогут производить молекулярно-генетическую, психофизиологическую (с использованием полиграфа) и медико-криминалистическую экспертизы.

Бес паники

Владимир Путин внес законопроект, который позволит Следственному комитету проводить судебные экспертизы.

Предлагается разрешить СКР создавать государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения, а также самостоятельно проводить широкий перечень экспертиз. В них войдет дактилоскопическая, медико-криминалистическая, экспертиза с использованием полиграфа и другие.
Глава СКР Александр Бастрыкин не первый год говорил о создании собственной экспертизы. В марте 2017 года ведомство создало на своей базе первое судебно-медицинское подразделение. «У нас уже есть примеры, когда судебно-медицинские экспертизы от Следственного комитета проходили через суд и суд воспринимал их как источник доказательств», – заявлял Бастрыкин (цитата по  lenta.ru ). «Мы хотим в рамках нашей штатной возможности создать собственные экспертные подразделения для обеспечения оперативности в завершении сроков специальных исследований и тем самым сокращения сроков расследования уголовных дел», – объяснял глава СКР намерение. 

Эксперты разделились во мнениях об инициативе: с одной стороны, она позволит разрушить сложившуюся монополию Минздрава на судмедэкспертизу, с другой – может пошатнуть независимость экспертиз. В одном спикеры сходятся: если закон примут, то СКР сможет существенно увеличить финансирование и расширить штат.

Экспертиза от СКР: что поменяет новый проект Путина о старых инициативах Бастрыкина

Разные люди, имеющие отдаленное отношение к единству правового процесса, медицинских дел и судебно-медицинской экспертизы по ним, наперебой высказывают важные и, в общем-то, разумные мнения, что будет на выходе от создания карманной экспертизы при Следственном комитете России.

Это все весьма существенные моменты.

Действительно, это – создание конкуренции Минздраву и прекращение его монополии в сфере судебно-медицинской экспертизы. Но отнюдь не потому, что для ее производства Минздрав хоть что-то значит. “Корпоративная солидарность” – это плод больного воображения респондента.

Действительно, «независимость эксперта» перестает быть. Но кого в последние десятилетия в России останавливало то, что быть не должно?

Действительно, эта инициатива напрямую сопряжена с расширением штата и увеличением финансирования СКР. Ну так это и не секрет: СК России «планирует расширение штата сотрудников, в обязанности которых будет входить производство СМЭ». Для начала, видимо, выборочно (судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств и исследование биологических объектов), дальше – больше, как в рекламе ВТБ.

Но это все – частности. Это все – деревья, за которыми леса не видно.

Главное – в том, что одной стороне процесса дозволяется иметь собственную экспертизу (хотя бы поначалу и в узком коридоре специфических дел).

Сторона защиты тем самым лишается равных со стороной обвинения возможностей.

Более того, суду предлагается пользоваться тем, что накропают карманные эксперты СКР.

А ничего, что с этим накрывается декларируемая законом состязательность уголовного процесса?

А ничего, что сама правосудность постановления суда окормляется пастырями экспертизы Следственного комитета?

Собственно, судебно-медицинская экспертиза перестает быть судебной.

Да что там – она перестает быть экспертизой.

И это уже не вопрос некоей независимости экспертизы: это другое агрегатное состояние не “экспертизы”, а ее “независимости”.

В лучшем случае это приведет к размножению и конкуренции “экспертиз” в судебном процессе. Появятся альтернативные экспертизы, возникнет война противоборствующих “экспертных” контор, кланов и школ.

В худшем – разрушится сама основа правосудия, начавшись с газавата следователей врачам.

Так, может быть, вместо очередного разрушения предшествующего мироздания сначала задуматься, как не погубить мироздание вообще?

Может быть, сначала вывести за пределы очередных реформ сами основы, на которых покоится это самое мироздание (пусть хотя бы мироздание правосудия)?

Последние десятилетия уже сделали законодательство альтернативой праву.

Если еще и суд окончательно перестанет быть применителем права, защитой справедливости, то рухнет само здание государства.

Не последний клапан

В правительстве готовы к обсуждению перспектив развития ПФР, ФОМС и ФСС — для этого вице-премьер Татьяна Голикова поручила Минтруду продумать изменения их организационно-правового статуса. Он определит, войдут ли в число управляющих фондов профсоюзы и объединения работодателей, и уточнит статус страховых взносов в их бюджете.

Белый дом изучит природу соцфондов

Вот как бы к ней не относиться, а своим ремеслом Голикова владеет блестяще и глубоко.

Она не тратит время и силы на пустопорожний самопиар – ей не нужны впечатления О НЕЙ, как это делает известная клоунесса.

Она просто делает дело, нравится это кому или нет. И О НЕЙ говорят эти дела, в том числе предложения.

Действительно, создание внебюджетных фондов в свое время было ошибкой, хотя и было тогда продиктовано необходимостью (точнее, как всегда, революционной целесообразностью по незабвенному Кагановичу, Лазарю нашему Моисеевичу).

Ошибкой – потому, что государственная казна впала в диссоциативное расстройство: вроде бы и единая, но тут – бюджетная кладовая, а тут – потусторонняя торба, причем дырявая и постоянно требующая вливаний.

А дальше – “нет у революции начала, нет у революции конца”. Этакая параллельная реальность: бюджет – по своим правилам, внебюджет – без правил вообще.

Но с бюджетом – понятно, там – матрица. А внебюджетные фонды – они и субъекты, они же и объекты. Как и учреждения. Такой вот имущественно-финансовый гермафродитизм. Уж больно накладно для казны.

И вот Голикова начала прозревать. То есть увидела-то она, что что-то с этим надо делать, давно, и были мысли внебюджетные фонды превратить в учреждения. Но прогресс ее мысли не стоит на месте. Правда, и до логического финала еще ой как далеко. Финал-то этот – в гражданском обороте, например, в банке, как я это писал больше 10 лет назад. Но она этого не видит. Уже хорошо, что видит то, что видит.

Конечно, инициатива привлечь “лутших людей” от профсоюзов и работодателей – это очередная обреченка. Но – чем бы дитя не какало, лишь бы не плакало. Пусть лучше так, чем никак.

По-всякому понятно, что забродило, и Голикова – суть выразитель этих процессов. Видимо, припекло.

“… а она взяла селёдку и ейной мордой начала меня в харю тыкать”

Случайно забрел на сайт Российского общества хирургов.

Обратил внимание – там объявлена мобилизация. Мобилизация членов РОХ на борьбу. На борьбу С юриспруденцией. На борьбу ЗА победу прав хирургов.

Полную страницу последнего времени заняли призывы в никуда.

Я отреагировал – оставил комментарий. Его проигнорировали. Потому привожу его здесь.

Доктора, что-то надо подправить в медицинской консерватории.

Кому нужен плач Ярославны?

Лучше сетовать, что их незаслуженно обижают.

А решать их проблемы пусть пытается кто-то за них, вместо них.

Видимо, все-таки еще не допекло.

Печально я смотрю…

Как обычно, Яндекс навязывает всяко-разное, что – мимо, а тут взгляд остановил заголовок: «Ситуация в медицине настолько плохая, что сделать ее хуже почти невозможно». Врач Артём Охотин рассказал на Facebook о когнитивных искажениях, которые допускаются при обсуждении очередных уголовных дел против медицинских работников и при попытках их защитить (оригинал тут).

Мне категорически не интересны рассуждения врачей о своем видении права, но тут оказалось главное, чего не хватало прочим – правда жизни, пропущенная через боль осознания.

Доктор не стал делать ошибок примитива, свойственных коллегам. Он рассуждает о причинах и следствиях явления (или комплекса явлений) с точки зрения заинтересованного наблюдателя изнутри практической медицины. Это экспертный взгляд одного из равных. Он ограничился рамками профессиональной состоятельности, сознательно не выходя за них. Такой ракурс взгляда и его оправданная зауженность пределами компетенции наблюдателя, но зато на горизонт бесспорного знания, безусловно, делает ему честь.

И подумалось: а ведь именно этого не хватает нынешним “экспертам” – масштаба.

“Боливар не выдержит двоих!”

Чем кумушек считать, трудиться…

То, что мы имеем сейчас, это не страховая модель, или она не сработала, – сказал он. – Мы наливаем пустое ведро с 2006 года.

Это ведро наливать так больше нельзя. Надо либо снова возвращаться на бюджетную модель, которая, между прочим, неплохо работает, например в Канаде, или отстраивать страховую модель.

Александр Аузан: у нас нет модели здравоохранения

Ох, как давно я это говорил – слово в слово: и про отсутствие страхового смысла в ОМС, и про дырявое ведро. Правда, я это утверждал без голословных пассажей, а убедительно-доказательно. Первые книги, давние статьи…

Меня не цитировали в разного рода медицинских вестниках потому, что я не Аузан (справедливости ради скажу, что никем, кроме Тихомирова, быть и не хотел).

И суть моих утверждений, почему дырявое медстрахование – не наш путь, состоит в том, что непродуктивным рассуждениям об источнике, о механизме и о размере вливаний следует предпослать продуктивные действия по замене трухлявого решета, куда эти вливания производятся.

Показал и то, в чем такие действия должны состоять.

Единственное, чего не делал я, это никогда не рассуждал с позиций не-врача о нашем врачебном образовании. Наверное, просто потому, что я – врач. И, как врач, я не рассуждаю, например, какие у нас экономисты и, соответственно, какой уровень нашего экономического образования, представителем которого является декан экономического факультета МГУ им. Ломоносова Александр Аузан.

Скоро Скво Матерью Терезой покажется

Может, в министры здравоохранения метит? Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев написал статью, в которой обозначил цели российской экономики до 2024 года. В ней он рассказал о «новом качестве здравоохранения», которое будет достигнуто благодаря равному доступу к помощи и персонифицированной медицине.

И понятно почему: Дмитрий Медведев: объем рынка телемедицины в РФ вскоре превысит 1 млрд долларов

У постели больного:
Пост сдала!
Пост принял!

Это вместо ясности в “ятрогенных преступлениях”

СЛЕДОВАТЕЛИ ПОЙДУТ ПОД СУД ЗА ОТКАЗ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОТИВ ВРАЧА

Да, мы еще в 30-х годах прошлого столетия

Наши сетевые собеседники нашли для отставника много теплых слов.

«Я считаю Леонида Михайловича очень смелым чиновником, – заявил один из участников затеянной нами дискуссии. – Он не побоялся вызвать на себя огонь критики, связанный с радикальными изменениями в здравоохранении Москвы, вступать в открытую полемику с возмущенным медицинским сообществом».

Руководитель одной из столичных больниц назвал Печатникова «грамотным врачом и реформатором, который пытался вытащить московскую медицину из сонма советского бездоказательного наследия».

«В отличие от многих других, он делал. Да, не все получалось. Но он делал», – поддержал оценку управленец частной клиники.

ОДНОГО ПОЛЯ ВЫВОДЫ: КАК ОТСТАВКА ПЕЧАТНИКОВА РАЗДЕЛИЛА НА ДВА ЛАГЕРЯ УПРАВЛЕНЦЕВ И ВРАЧЕЙ

Так что же все-таки он ДЕЛАЛ?

О лотерее на здоровье

Мне импонирует Георгий Бовт. Его материалы всегда логично-последовательные, содержательные, и пусть не во всем глубокие, но – без претензий на всезнание и все равно емкие.

Очередная его статья в Газете.ру порадовала и вызвала здоровую реакцию несогласия.

И единственное, что сохранится в стране – это бред на месте здравоохранения. 

Желтуха косит ряды медицинской общественности

Вот оригинал: Клевета на здоровье. Почему суд отклонил иск молодой матери к врачу

А вот дженерик: Врач: Я думаю, мать подала на меня в суд, чтобы скрыть свою халатность

И с первого взгляда вроде бы похоже. И вроде об одном и том же. Но только на первый взгляд.

Вдаваться в суть истории ни к чему – речь о другом.

Правоохранительными органами Октябрьского района было возбуждено уголовное дело против молодой матери Юлии (имя изменено). Заявление о клевете написала доктор Мария Приходько (это цитата из оригинала – статьи журналиста РГ из Ростова-на-Дону Ларисы Ионовой). Уголовное дело. Не гражданское.

Мария Приходько подала встречный иск о клевете на Юлию (это цитата с желтого ресурса).

Врач в суд не обращалась. Она обратилась в правоохранительные органы. Так это написано в оригинале русским по белому. В гражданский суд обращалась мама малыша – и с иском не к врачу, а к работодателю врача – медицинской организации.

В оригинале врач не произносила фразу, которую ей приписывает анонимный журнализд с желтого ресурса – ЧТО и/или О ЧЕМ она думает, т.е. думает ОНА.

Иными словами, первая часть фразы – “Врач: Я думаю, мать подала на меня в суд…” – взята с потолка.

Вторая часть этой фразы – “… чтобы скрыть свою халатность” – еще лучше.

– Можно предположить, что Юлия, обращаясь в суд, сама выдумала и опубликовала историю о неквалифицированных медиках, пытаясь скрыть обстоятельства причинения ребенку тяжкого вреда здоровью и действительные причины образования у него тяжелейшей травмы головы, – говорит Мария Приходько (это из оригинала). То есть про халатность автор оригинальной статьи не упомянула ни разу и ни единым словом. Что абсолютно правильно.

Халатность – это ФОРМА ВИНЫ в уголовном праве. И не просто форма вины, а вины исключительно ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА.

Должностными являются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти или выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ (примечание 1 к ст. 285 УК РФ).

Приклеивать форму вины должностного лица к мамашке ребенка – редкостная дремучесть (правда, пишущая братия дремучестью очень часто не гнушается).

А для желтого ресурса свобода печати – это свобода от корректности.

И это создает дополнительную проблему для медицины и охраны здоровья в целом. Один желтый журнализд на одном желтом ресурсе способен направить профессиональную общественность, не слишком грамотную вовне медицины, далеко и надолго. Так извращенно формируется общественное мнение.

Что, собственно, и происходит. Правда, это ставит вопрос перед этой самой медицинской общественностью, почему она такая всеядная. Но об этом потом.

Всезнайство vs бэкграунд компетентности

Намедни на желтом ресурсе некто неизвестный “перевел” текст моего поста так, что ему был придан смысл совершенно отличный от оригинала: «Лучше бы она молчала»: врач обвинил Мисюрину в ношении «короны». Ну, в общем-то потому ресурс и желтый, что публикуется текст без подписи журналиста. Почему так – демонстрирует вторая часть названия публикации.

Поэтому будет в деле доктора Мисюриной какая-то логика или не будет – каждый и дальше останется при своем понимании справедливости. Потому что свое понимание не требует знания, если компетентность девальвирована до нуля.

Не своя колея для доктора Мисюриной

Прочитал интервью доктора Мисюриной.

И, честно говоря, испытал ощущения когнитивного диссонанса: вроде вовне говорит ну почти правильно, а на себя, любимую, палец не гнется. Во второй, футуристической, части – почти согласен, а в первой – про реальность – просто чудовищная дремучесть. В итоге – такой изящный модус: “Пусть – МНЕ! Пусть мне – все! Пусть мне все, а я еще посмотрю, не упадет ли корона”.

Но – по порядку.

Лучше б она молчала. С самой собой, любимой, ей (и оным) и врагов не надо.

Ну, а тогда чему ж будет удивляться, когда суд снова вынесет приговор – хотя бы и более мягкий.

С себя надо начинать, с себя. И не только ей, но всем вместе и каждому в отдельности из коллег-клиницистов.

И снова здравствуйте, доктор Мисюрина!

В целях проведения объективного дополнительного расследования и установления точной картины произошедшего принято решение о передаче уголовного дела в другое следственное подразделение ГСУ СКР по городу Москве. В рамках проведения расследования следственными органами ГСУ СК России по городу Москве будут учтены все поступившие обращения, ходатайства по данному уголовному делу.

В соответствии с решением суда по уголовному делу Елены Мисюриной будут проведены дополнительные следственные действия

Я так думаю, что в СК разумно выводят прежнего следователя из-под удара критики самовыдвиженцев от “медицинской общественности”.

Подозреваю, что исход следствия будет прежним – просто подретушируют очевидные ляпы и добавят менее заметные новые. Зато с другим следователем и в другом подразделении московской конторы СК.

В духе времени: ни шагу назад!

А будет там истина, справедливость, корректность на пути в суд – похоже, значения иметь не будет.

Очень буду рад ошибиться, но едва ли это произойдет.

И то! Волна протестных выступлений медиков спала. Мундиаль зарядил позитивом. Через месяц – выборы. Пенсионную реформу притормозили. Зарплата по стране растет, как и здоровьем пышут дорогие россияне. Пенсионерам по 240 рублей добавили. Хлеба и зрелищ народу достанет, чтобы в этот раз не вписываться “за” доктора Мисюрину.