Вся Канатчикова дача…

В мобильном приложении «Справочник врача» 10,121 тысячи врачей-специалистов приняли участие в опросе об эффективности нынешней системы ОМС в России.

72% врачей выступили за ликвидацию системы ОМС

У нас, как известно, сейчас функционирует страховая медицина, финансируемая в основном через Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС).

В странах – членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на здравоохранение тратится 5–7% ВВП. И несмотря на определенные успехи российского здравоохранения, оплата труда медицинских работников остается невысокой, сохраняется и их дефицит, а доступность медицинских услуг и их качество часто недостаточны.

Уроки коронавирусной пандемии еще предстоит выучить, но уже ясно: здравоохранение нуждается в дополнительном финансировании.

Но и без нынешнего кризисного испытания система ОМС не имеет заявленного страхового характера.

Учитывая все эти обстоятельства, считаем необходимым провести давно назревшую реформу обязательного социального страхования и вывести из этого института финансирование здравоохранения. От несостоявшейся в России страховой модели медицины необходимо переходить к бюджетной модели.

Как реорганизовать здравоохранение в России. Нужно отказаться от страховой схемы финансирования

Если первые  — «не сделали скандала — настоящих буйных мало», то вторые рассуждают в парадигме «если кто-то кое-где у нас порой» с незатейливыми выводами, сделанными давным-давно другими.

Ну, когда врачи рассуждают не о своих зарплатах, а об организации государственных финансов — это просто откровенно смешно, хотя вызывает немалую грусть по поводу того, что нас лечат люди, отягощенные альтернативным пониманием своего места в истории.

Однако когда бывшие заместители министра социального развития переливают из пустого в порожнее, выдавая прописные истины за откровения, это только грустно — и никакого смеха.

Ну, действительно, о том, что медицинское страхование лишено страхового (рискового) смысла, я написал с обоснованием еще в первой монографии, вышедшей в начале 1996 года, т.е. четверть века назад.

Между тем страховая медицина (Германия, Израиль) в модификации модели Бисмарка отнюдь не противоречит идее социального страхования — ровно наоборот.

И тамошние больничные кассы — проводники именно социального, а не рискового страхования.

Тогда кому нужна национальная модель здравоохранения, учитывающая как мировой опыт, так и российскую историческую и социальную специфику, которая  может стать краеугольным камнем в создании в стране социального государства, адекватно отвечающего на вызовы XXI в.?

Может быть, хватит уже колхозить, делая из конфетки унылое г@вно?

Неужто не внятен опыт инъекции в СССР-овскую модель Семашко с ее учреждениями здравоохра полутора миллилитров германской страховой медицины, разбодяженных в процессе введения российской рацухой до состояния ОМС?

И что предлагается в номинации бюджетной модели?

Назад в СССР или вперед в СССР?

Во что предлагается войти дважды: в лужу или в Лету?

Даже если возродить социализм, СССР уже не получится.

Но и дело-то вовсе не в социализме, бюджетной модели или краеугольном камне.

Дело в том, кому будет служить социальность государства — социуму или государству?

И как служить — по горизонтали координации общества или по вертикали иерархии власти?

А вот на этих вопросах фантазия авторов обрывается.

 

UPD от 02.07.2020.

Пандемия COVID-19 вновь подняла волну дискуссий на тему — какой должна быть идеальная модель здравоохранения? Не пора ли осуществить реформу, чтобы вернуться к старой советской бюджетной модели финансирования?

И апологеты возврата к бюджетной модели финансирования здравоохранения начали призывать к активным реформам. Например, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова заявила, что рыночные инструменты управления к здравоохранению неприменимы. Эксперт высказалась за изменение вектора развития российского здравоохранения и предлагает вернуться к централизованной системе управления и госфинансированию медицины. В Госдуме уже создана рабочая группа по возврату отдельных медицинских профилей к финансированию из бюджета.

При этом многие эксперты видят в этом перспективы дальнейшего краха российской медицины. Ведь мы уже далеко ушли от Советского Союза, где госраспределение средств на медицину строго контролировалось руководящей рукой партии. Сегодня таких действенных механизмов в России просто нет.

Как отмечает глава Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов, в странах, где сегодня выбрали преимущественно бюджетную модель финансирования здравоохранения, смертность от COVID-19 фиксировалась в среднем в 2 раза выше, чем в странах со страховой моделью: «Мы видели, что происходило в Италии, Британии, Испании. Страны со страховой моделью здравоохранения справлялись с коронавирусной инфекцией значительно лучше тех, кто выбрал бюджетную модель. Ничего лучше страховой модели мир пока не придумал».

Ну, насчет ностальгии по централизованной системе управления и госфинансированию медицины — тут как бы дополнить нечего: если истина не совпадает с мнением автора этой идеи — тем, видимо, хуже для истины.

Что же до мнения ее оппонента, то было бы не нормально, будь страховщик против страхования. Только вот ковидные аргументы странные: смертность там выше, где власть не приняла карантинных мер. Корректный пример для сравнения поэтому — не Италия с Великобританией, а Швеция с соседней Норвегией.

И уж точно наш бастард медстраха — никак не сопоставим с моделью страховой медицины в странах, где она существует.

Наши «медицинские страховые организации» даже издали или, наоборот, под микроскопом не напоминают больничные кассы.

В мире нет и учреждений здравоохранения. Вообще. От слова «совсем». Понятно, что и в государственной собственности поэтому медицинских организаций (субъект+объект в сборе) за речкой не существует.

А потому — как бы то ни было — ни в какой стране государство не перекладывает из одного своего кармана (в порядке финансирования здравоохранения) в другой свой же карман (в порядке поступлений бюджетных средств в государственные учреждения здравоохранения).

И по этой же причине нигде просто невозможно тупое посредничество коммерческих страховых организаций в этой цепи финансирования государством государственных учреждений.

Клинически не тот

Сегодня модно говорить про так называемые софт-скилз, формирование компетентностных моделей. Но мне кажется, что когда речь идет об организаторе здравоохранения, лучше, чтобы он был профессионалом и в клинической дисциплине. Это дает серьезный фундамент знаний о реальной жизни и правильное понимание нашей профессии. Многие сейчас спорят, нужна ли такая специальность, как организатор здравоохранения. На мой взгляд, такая специальность должна, обязана существовать.

В целом система здравоохранения России заслуживает призовых мест, хотя есть и немало поводов для объективной критики.

Сегодня в наш лексикон совершенно обоснованно возвращается понятие медицинской помощи. На мой взгляд, это более корректно и по отношению к пациенту, и по отношению к врачу. В условиях пандемии меняется восприятие медика: сейчас, когда тема здоровья актуальна как никогда, медицинские услуги ушли, пришла медпомощь.

Стандарты в медицине — это алгоритмы, которые позволяют минимизировать ошибки и риски для пациента. Медицинская помощь может нести не только пользу, но и опасность, особенно если оказывается некорректно. Это основа менеджмента качества. Может быть, это словосочетание кому-то покажется формальным, но сегодня без него никуда — это определенная культура организации. Но такой подход не заменяет основы медицины, а их органично дополняет. Мне не нравится подход, когда предлагается «или так, или так»: нужно подходить системно.

У министра на слуху. Михаил Мурашко: Медицина должна быть безопасной и доступной

Буквально вчера я звонил своему старому товарищу, которому сейчас под 90. Бывший ученый секретарь дисертационного совета, в котором я защищал свою первую диссертацию. Редкостный человечище. Умница до настоящей поры.

Узнаю — в Сергиево-Посадской больнице. Вечерней лошадью из Долгопрудненской ковидной.

Знаю, что дома (живет на даче под Шереметьево) — жена такого же возраста после перелома шейки бедра и с прогрессирующим Альцем.

Знаю, что не оставлял ее одну — помогать некому. А сам как-то еще был на ногах, и даже — за рулем.

Попал в больницу из-за болей в правом подреберье, с температурой 38,5. Сразу в ковидную реанимацию, со слов из приспособленного полуподвала.

Он, всю жизнь в организации здравоохранения, в качестве пациента имевший опыт пяти-часовой операции в ЦИТО в свое время, стариком ощутил всю прелесть нынешней оптимизированной медицины.

В отделении — все нагишом: молодые и старые, мужчины и женщины, как в кино про концлагеря. И то: все вчерашние сперматозоиды — уже почти трупы.

Медсестры иначе чем ором, руганью и изысканным обращением «дед», «слушай старый» и пр. свою эмпатию не выражают.

Попытался было спросить, что дают. В ответ: «Дед, тебе больше всех надо?».

Льют капельницы всем — ведрами. По стандартам. И таблетки в рот горстями. Лечат от ковида же.

Всех. И у всех — хоть в 30, хоть в его почти 90 — одинаковая анасарка.

У него руки — ноги — как у слона. Сердцебиение, одышка. Пульс — почти как у младенца — под сто. Перебои.

Как-то исхитрился поймать за рукав проходящего врача и сказать, что в подреберье боль — невыносимая. Сделали УЗИ — каменоломня. Водянка желчного пузыря.

Оперировать здесь — нельзя. По срокам перевести в нековидную — уже можно.

Перевели. Пытаются назначить дату операции.

Согласия не дает, пока не будет осмотрен кардиологом.

Кардиолог осмотрел. — ПодпИшите допуск к операции? — Нет! И ушел.

Отменили все лекарства. Боли прошли. Температура — около 37.

Ну, и какая операция мало того, что в таком возрасте, еще и с манифестной симптоматикой сердечной недостаточности?

Выписывается. Жена дома чудит — без него все не так.

Вот она — действительность, по оптимизированным стандартам.

В лексиконе министра и упомянутых медсестер — видимо, в одинаковом «правильном» понимании: это называется медицинская помощь. С менеджментом качества. Потому как — при любом раскладе — это НЕ услуга. Наверное, с крематорием вместе на территории больниц — тогда услуга.

Два червя в зловонной бурой гнили
Извивались, ели, спали — жили…
И спросил вдруг меньший червячок:
«Папа, отчего другие черви
В яблоках живут, не портя нервы?
Почему судьбою-злою стервой
Брошен нам такой дурной кусок?!»
— Это наша Родина, сынок.

Либо крест сними, либо трусы надень

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации Валерий Рязанский поинтересовался, соотносит ли Минздрав при планировании количество частных и государственных медицинских учреждений, и не перегружается ли инфраструктура от слишком большого количества коммерческих клиник. «Кадры из той же госсистемы переходят в частные [медучреждения], и в этой части будем терять, в том числе и кадры», – обратил внимание сенатор.

Заместитель министра здравоохранения Наталья Хорова в ответ уточнила, что сферу строительства частных клиник в субъектах РФ, как и организацию медпомощи населению, регулируют региональные власти. «Не нужно давать разрешение на строительство [частной клиники], если у него не заполнена государственная система здравоохранения, – заявила она. – Что получается: в систему ОМС в соответствии с нашим законодательством медицинские организации как грибочки заявляются, и мы не можем им отказать, поэтому сейчас [в рамках совершенствования системы здравоохранения] мы работаем и над тем, чтобы выбрать критерии, по которым будут не только входить в систему ОМС медицинские организации, но и распределяться объемы помощи».

По ее словам, в результате финансирования по ОМС частных медорганизаций происходит «распыление ресурсов внутри дефицитного Фонда медицинского страхования», и это приводит к тому, что «по каким-то критериям идет избыток коечной мощности, по каким-то недостаток».

«Как грибочки заявляются»: Минздрав РФ решил ограничить частные клиники в системе ОМС

Депутаты приняли постановление Госдумы РФ , которое среди прочего рекомендует Правительству РФ разработать «механизм привлечения медицинских работников частной системы здравоохранения для работы в государственных и муниципальных медицинских организациях в условиях чрезвычайной ситуации и (или) при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих».

Мурашко в начале мая уже высказывался по поводу частных клиник и их участия в борьбе с COVID-19.

ВРАЧЕЙ ЧАСТНЫХ КЛИНИК МОГУТ ПРИВЛЕЧЬ К РАБОТЕ В ГОСМЕДУЧРЕЖДЕНИЯХ В ПЕРИОД ЭПИДЕМИЙ

Руководитель Росздравнадзора Алла Самойлова рассказала о ключевых трудностях, с которыми столкнулись медучреждения во время вспышки коронавирусной инфекции в России.

По ее словам, среди главных вызовов – устаревшие материально-технические условия, проблемы с маршрутизацией и взаимодействием между клиниками, а также неготовность главврачей брать ответственность за принимаемые решения.

«Не всегда хватало оснащения медицинских организаций, не было аппаратов ИВЛ, не всегда были подведены системы кислородообеспечения, недостаточно было лекарственных средств. К сожалению, были трудности и с информационными системами», – рассказала она.

«ГЕНЕРАЛАМ НАШЕЙ ОТРАСЛИ НУЖНО СДЕЛАТЬ ВЫВОДЫ». ГЛАВА РОСЗДРАВНАДЗОРА – О ПРОБЛЕМАХ В МЕДУЧРЕЖДЕНИЯХ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

Вот просто умиляет, как наши чинуши любят думать за других, оценивать что-то, что делалось руками и головами других.

Только вот сами ни думать не умеют, ни делать что-либо. А если пытаются — все получается КПСС.

Действительно, предлагают вот нормировать число частных организаций. Возможно, это и не плохо, с учетом того, что у нас и частная медицина — тот же срез КПСС.

Благодаря этому разовьется цифровая медицина — и специальные гаджеты, и ведение пациентов по Интернету. И это хорошо.

Только вся эта мышиная возня — ради неслышного писка очередного чинуши сегодня, а не будущего медицины для людей завтра для.

Мурашка и прежде свирепо высказывался в адрес частной медицины, а тут — до власти дорвался. И, опять же, вместо того, чтобы думать, как положено государеву мужу, он сводит счеты с ненавистными частниками. На подпевках — такие же талантливые тадепуты.

Не только в ОМС не пущать (хоть и не рвутся, а просто шлагбаум поставить — от «грибочков» заслониться), но и в топку бросать наравне с бюджетными крепостными, если чо.

Но и это не всё.

Черенок Мурашки подхватила знамя и черенка Онищенки: мол, медицина оказалась не готова к пандемии.

А должна ли?

А если должна, то — почему?

Почему медицина — прислуга за все?

Потому что врач — МедРаб?

Может быть, это заповедь какая?

Просмотрел:

  1. Не имей другого бога кроме меня
  2. Не делай себе кумира
  3. Не произноси имя Господа, Бога твоего, напрасно
  4. День субботний посвящай Богу
  5. Почитай отца и мать
  6. Не убивай
  7. Не прелюбодействуй
  8. Не кради
  9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего
  10. Не желай имущества Ближнего своего

А Чебурашки (сиречь: держи медицину в качестве прислуги) нет!

А где государство? Где власть? Где санэпидслужба? Где Госрезерв? Где предназначенный для этого МЧС? Где спецстатьи в бюджете? Почему кто-то другой, кроме авторов, должен проявлять героизм и нести ответственность за неготовность к эпидемиям и другим катаклизмам?

Почему к этому должна быть готова гражданская медицина?

А она оказалась не готова. И врачей пачками бросали в топку. Поначалу — вообще без средств индивидуальной защиты. Как в Чернобыле.

Потом — чествовали тех, кто уцелел. К празднику МедРаба.

Президент России Владимир Путин подисал указы о награждении медработников за вклад в борьбу с коронавирусом, сообщается на сайте Кремля. Медиков наградили почетными грамотами, орденами Пирогова и медалями Луки Крымского, также были присвоены звания Герой Труда, заслуженный врач РФ и заслуженный работник здравоохранения.

Званием Герой Труда награждены:

  • главврач клиники в Коммунарке Денис Проценко,
  • главврач 52-й ГКБ Москвы Марьяна Лысенко,
  • главврач Покровской больницы в Санкт-Петербурге Марина Бахолдина,
  • главврач нижегородской 29-й ГКБ Юлия Гаревская,
  • врач центра гигиены и эпидемиологии в Калининграде Ирина Коваль.

Путин наградил медработников за вклад в борьбу с коронавирусом

Наверное, все награжденные — люди заслуженные. По крайней мере, поименованные. Но все ли прочие награжденные — причастные?

Между тем Глава Росздравнадзора Алла Самойлова сообщила, что из 7,5 тыс. умерших в России 489 — медицинские работники.

Эти — точно причастные. Но — награжденные ли?

Такое уже было: Медаль «За взятие трубки» и орден «За отрыв от кресла» (публикация Людмилы Рыбиной, с сайта Новой газеты пропала давно, воспроизведена также здесь).

В нынешней ситуации проблема даже не в том, что награждаются И непричастные.

Она в том, что наказаны — невиновные. Мы. Все. Остальные, кроме виновных. Врачи и пациенты. Живые и мертвые. Молодые и старые. С коморбидным фоном и без.

А виновные рассказывают нам, т.е. невиновным, кто из нас правильно или неправильно себя вел, кто заслужил ИХ высокой оценки, а кто, с их точки зрения, должен быть подвергнут остракизму.

 

С праздником, коллеги!

«Ага, this is Sparta !!!»

Текст понятен из названия, а вот комменты — взрывают мозг.

  • В городе очень много людей болеет двусторонней пневмонией, но статистика ведется только по «ковидным» больным. Ведь люди реально умирают от пневмонии, их не берут в больницу, многих отправляют лечиться дома.
    Составили бы хотя бы общую инструкцию по лечению и выложили бы на сайте города или в соцсети. Каждый лечится как может.
    Врачей понять можно, их обманули, энтузиазма у них теперь «нуль», работают на износ на морально-волевых.
  • Все что нужно знать о нашей медицине! Везде фанфары, что наши справляются лучше всех и корона отступает, а на деле счёт идёт на сотни жизней
  • Поймите, вирусом в итоге переболеют все. Карантин и маски были нужны чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения. Чтобы люди болели поэтапно. Другого выхода нет. Сидеть на карантине вечно тоже нельзя, это убьет экономику страны. Выход из кризиса уже займет года два.

«Я хочу жить, дайте мне врача» — челнинка с COVID-19 просит о помощи

  • Наверняка поправки в конституцию изменят положение. А сейчас видимо никак…
  • Лечат только тех о ком напишут в СМИ!

Прокуратура Елабуги начала проверку после жалобы челнинки с COVID-19

Рошалиада Наполеона или наполеониада Рошаля?

Национальная медицинская палата направила главам субъектов список победителей конкурса «Лидеры России» в разделе «Здравоохранение». Финалисты могут претендовать на руководящие должности и рассматриваться как кадровый резерв при планировании назначений.

Леонид Рошаль утвердил список кандидатов в региональные органы управления здравоохранением

Пассионарий на чужой счет

Лидер партии «Справедливая Россия» и депутат Госдумы Сергей Миронов подчеркнул, что имеющих отношение к реформе медицинской системы нужно привлечь к ответственности.

Он назвал оптимизацию «вредительством» и подчеркнул, что она привела к тому, что многие населенные пункты остались без врачей, больниц и поликлиник. Парламентарий отметил, что у любого ЧП есть свои имя, фамилия и отчество. Это люди, которые начали реформу здравоохранения. И чем раньше мы «откроем глаза» и предпримем соответствующие меры, тем будет лучше для России.

Сергей Миронов жестко раскритиковал оптимизацию здравоохранения в России

Только вот по недоброй традиции политиканов-демагогов — ни единого предложения, реалистичного или фантазийного.

А ведь начинать ему надо с себя, любимого.

Кто голосовал за пресловутый ФЗ-323?

И вместо конституции охраны здоровья общество получило видение министра Голиковой взнуздание носителей белого халата и бесхалатной массы за железной проволокой ведомственной инструкции.

И что-то не слышно, чтобы он обвешался веригами и, бия себя вервием, посыпал раны солью, крича: «Сознаю свою вину — меру, степень, глубину…»

А кто будет нести ответственность за правила, по которым нам предлагается жить?

Слова, слова…

Сергей Миронов предлагает упразднить ФОМС, переподчинить Роспотребнадзор Минздраву и изменить систему финансирования отрасли. Он выступает за централизацию управления здравоохранением, в том числе за счет создания подведомственной правительству государственной корпорации, отвечающей за лекарственное снабжение и создание резервов медицинских средств на случай чрезвычайных ситуаций. Нужно ликвидировать Фонд обязательного медицинского страхования и принять за основу бюджетную систему планирования расходов со стимулирующими выплатами.

Минздрав сейчас выполняет функции по нормативно-правовому регулированию, а деньгами и вертикалью управления располагает ФОМС. Предлагается переподчинить Минздраву Роспотребназор. Главный государственный санитарный врач России должен стать первым заместителем министра здравоохранения. Тот факт, что эпидемиологический надзор входит в структуру Роспотребнадзора и не зависит от Минздрава, привели к невозможности оказывать гражданам полноценную плановую медицинскую помощь. При этом Роспотребнадзор использует мощности системы здравоохранения в интересах борьбы с коронавирусом, часто перепрофилируя медицинские организации, бросая на передовую борьбы с инфекцией неподготовленных для этого медицинских работников.

Сергей Миронов предложил президенту упразднить ФОМС

Как показала жизнь, и когда зачинали первенца, ФОМС, и позже — когда настрогали Роспотребнадзор, работали иные части тела, чем голова.

И вот начали «прозревать», то Рошаль, то Матвиенко, то вот Миронов призывает вперед в прошлое, вернуть все взад — и будет нам счастье. Тут и бюджетное распределение без прожорливых посредников псевдо-страховщиков, и санэпидслужба в лоне Минздрава, и мобилизационная милитаризация медицины (сокращенно для наглядности — МММ).

А, может быть, все же разобраться для начала во всем в целом и общем и по нисходящей — в частностях?

Вот интересно, когда плодили эти нежити, думали, как им предстоит интегрироваться в российскую действительность?

Слизать немецкую модель страховой медицины оказалось не просто, а очень просто, с несколькими «но»: она работает на своей родной почве, она не допускает рационализаторских глупостей и она предполагает не более чем посредничество государства в переходе денег из карманов налогоплательщиков в больничные кассы, представляющих интересы пациентов перед клиниками.

Но у нас-то и финансы, и клиники (в российском варианте учреждений здравоохранения) принадлежат государству, и как не колхозь «внебюджетные» фонды, в больничные кассы их не перекрасишь. А предположить, что интересы пациентов перед государственными учреждениями здравоохранения будут представлять государственные же, хотя бы и «внебюджетные» фонды, может только человек, сильно измученный «Нарзаном».

Аналогично и с Роспотребнадзором. Попытка слизать американскую FDA изначально была, мягко скажем, сомнительной. Штаты-то — не социальное государство. Там нет государственной службы управления присвоенной медицины под названием Минздрав.

А у нас в верхах решили впихнуть невпихуемое (голубое и высокое) в один флакон. И сделали «вдруг» агенства и службы, как за речкой. И разнородный опыт разных стран совместили а единой административной реформе. Я еще не видел, например, вора, который, чтобы украсть полотно из музея, просто разрезал бы полотно посредине, как придется. А здесь все смешалось в доме Облонских, тут тебе — и Роздравнадзор, и Роспотребпозор…

И это вместо того, чтобы разобраться, что у нас не подходит нынешнему времени — свое, доморощенное. Ведь только убрав то, мешает, можно строить то, что делает существующее лучше. Осталось бы существующее.

Паранойальная последовательность

ФНС России предложила внести доходы каждой семьи в специальный реестр

Создается ресурс, содержащий сведения о населении Российской Федерации, который представляет собой федеральный государственный информационный ресурс учета сведений о населении, сформированный на основе сведений о гражданах Российской Федерации и иных лицах, содержащихся в иных государственных и муниципальных информационных ресурсах органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов управления государственными
внебюджетными фондами.

Вести регистр будет ФНС. Используются данные МВД России, Минобороны, Минобрнауки, ФНС России, Росморречфлота,
ФОМС и ФСС, — всего 12 ведомств.

В регистр включаются базовые сведения о физлице: фамилия, имя, отчество (при наличии), дата и место рождения и смерти, пол, реквизиты записи акта гражданского состояния о рождении и смерти, СНИЛС, ИНН и иные, а также дополнительные — семейное положение, родственные связи и иные сведения о физическом лице.

Госдума приняла закон о едином регистре населения России

В Министерстве здравоохранения России потребовали провести регистрацию всех врачей и медсестер в «единой системе идентификации» в ближайшие два дня, об этом 21 марта сообщает РБК.

Минздрав России потребовал провести регистрацию врачей и медсестер

На каждой площадке со стены глядело всё то же лицо. Портрет был выполнен так, что, куда бы ты ни стал, глаза тебя не отпускали. СТАРШИЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ — гласила подпись.

Такая вот и не очень горькая правда

Смотрю на нынешних. Уже с высоты своих — пусть и не запредельных — лет. Они также учились, на тех же студенческих скамьях, зачастую — в тех же аудиториях. А чаще — в разных медицинских вузах нашей великой и необъятной. с разной сдвижкой по времени. С разным багажом. С неодинаковым потенциалом. Они — слушатели, курсанты, давно не студенты. Некоторые даже мне ровесники.

Приходят учиться по принуждению нынешней глупостью. Ну вот дано человеку — он давно состоялся как хороший хирург. Порой — даже уникальный, чуть ли не единственный на всю страну. И вот его направляют учиться. Организации здравоохранения — ведь он же заведующий отделением (а уж если замглав…..).

Какие-то — впервые (ПП, переподготовка). Какие-то (ПК, повышение квалификации, раз в пять лет) — уже бывалые. До карантина в аудитории это здорово ощущалось. Первые — желторотики. Вторые заходят в аудиторию вразвалочку, с мобилой в руке, с ней и не расстаются. И чем крепче привязаны к мобиле, тем неутешительнее прогноз.

Для меня коронавирус начался раньше, когда я все это для себя осознал. Вот тут — первые, еще живые, вот тут, вторые — уже зомби. Они напоминают живых. Внешне. Но не более. Мозги там уже приказали долго жить. Порой — давно приказали. И так настоятельно, сильно. Они питаются только клише, шаблонами, штампами, трафаретами, стереотипами — у них такая вот диета. К другой пище они равнодушны и даже враждебны. Хотя могут снизойти и, уткнувшись в мобилу, в фоновом режиме прослушать лекцию, как «космические корабли бороздят просторы Черного моря».

И вот случилась пандемия. Накрылось очное обучение. От слова «совсем». Мэр свои указявки рассылает, а и без него в соответствии с феноменом Даннинга-Крюгера, чем ниже ветка — тем больше инициативной дури. Вот со всех веток сверху донизу она и посыпалась. Как куриный помёт.

Модное слово заучили неучи в кабинетах: дистантное обучение. Да еще кафедра в alma mater образовалась как бы профильная — непрерывного обучения. И там ласково так, призывно посоветовали: а вы свои презентации и прочие видео-материалы скиньте нам, а мы уж сами их в народ пустим.

Уж не знаю, как кто, но мне перспектива того, что только потому, что я скину свои материалы, я просто перестану быть нужен, как-то вот не улыбнулась. Возможно, тем, у кого материалы гроша ломанного не стоят, они, как Попандопулло — еще нарисуют, это не важно. Я же за четверть века накопил презентации, которые смогу объяснить и раскрыть только я (ну, и еще очень ограниченный круг специалистов в теме). Какие-то неизвестные персонажи с новоявленной кафедры непрерывного образования меня вот уж точно не вдохновили.

Поискали мы с коллегой пути и решили — через соцсети. Но — в особом формате. Чтобы слушателей устраивало (которые же на передовой борьбы с Ковидом-19) и наши образовательные задачи выполнялись.

Мучились долго, но нашли приемлемый вариант. Без всяких Скайпов и прочих видео-конференций. Не с выхлопом говорящей головы, который в Сети достаточен лишь единожды, и дальше будет гулять сам по себе, нам это ни к чему. Но с той доходчивостью, которая нас устраивает, мультиплицируется и масштабируется, на зависть другим кафедрам, которые просто слизать это не в состоянии — нужен драйвер.

Да, это кино не для всех. Вот для тех, которые не расстаются со смартом, это не прокатит — слишком для них сложно. Только для оставшихся немногих, для которых важны смыслы, логика, понимание. А первых мы сдаем в надежные нежные трепетные руки своих коллег, которые умеют обращаться именно с ценителями прекрасных смартфонов. Им повторят традиционные ценности организации здравоохрания имени незабвенного профессора Лисицина и добьются нужной воспроизводимости постулатов 50-летней давности.

Все справедливо. Мальчики — налево, девочки — направо. Мухи — отдельно, котлеты — отдельно. Те, кто хотят мыслить — к нам; те, кто только за «корочкой», должны отработать традиционный курс обязаловки. Как в песне: Каждый выбирает для себя Женщину, религию, дорогу…

И что в итоге?

Забронзовевшие «ничто» на каком-то этапе обнаруживают, что их заменяют эффективными «нечто». Вот этих «нечто» — с пониманием, логикой и умением оперировать смыслами — мы и готовим, учимся готовить все лучше и лучше, чтобы в итоге они смогли полностью заместить «зомби».

А Ковид-19 тому виной, что люди начинают просыпаться и задумываться, или нет — наверное, не столь важно.

Можно ли организацию медицинского дела в стране оценивать мерой борьбы с пандемией?

Были бы последствия распространения коронавируса такими же, если бы было в наличии и в готовности все необходимое и достаточное, чтобы в этом медицина не испытывала недостатка?

А адекватна ли противоэпидемическая готовность государства и санитарной службы к подобным катаклизмам?

Санитарно-эпидемиологическое благополучие в стране — это часть такой функции государства, как здравоохранение. Не медицина, подчеркну, а контролируемая санитарно-эпидемиологическая обстановка. И ровно этого последнего — ноль!
Отсюда и врачебный героизм, и передовая. Это точно не вопрос организации МЕДИЦИНСКОГО ДЕЛА. Потому что это — мешает медицинскому делу. А должно помогать, или, по крайней мере, не мешать.

Из медицины искусственно делают героя — ценой кучи промашек безответственной власти, бюрократии, чиновничества.

Врачи — стрелочники, но лишь потому, что нет должной немедицинской организации ответов на такие (в данном случае санитарно-эпидемиологические) вызовы.

В подтверждение приведу свеженький текстовый пример: Зифа Димитриева: «Сколько слез в нашей семье, уверена и в других, не волнует никого»

А вот пример наглядный: Что происходит в российских больницах на самом деле / Редакция

Ждем-с. У российских военных давно сложилась такая формула: «После боевых действий награждают непричастных и наказывают невиновных».

Опыт есть: Медаль «За взятие трубки» и орден «За отрыв от кресла»

Коронавирус и пена

Я понимаю, когда о коронавирусе судит вирусолог. Академик РАН спрогнозировал ситуацию с коронавирусом на пике эпидемии. Ведущий российский инфекционист, советник директора Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Виктор Малеев в интервью «Парламентской газете» спрогнозировал, как будет складываться ситуация с заболевшими COVID-19 на пике эпидемии в России. По его словам, больше всего зараженных будет в Москве, причем даже при наступлении фазы завершения пика больных в столице будет больше, чем в регионах, где пик из-за высокой вероятности его позднего наступления на тот момент может только продолжаться.

Голикова рассказала о темпах выхода России из режима самоизоляцииПо ее словам, все в руках самих россиян. По ее словам, особо показательными днями станут 14-16 апреля. Однако полный выход России из ограничительных мер возможен только к лету, считает Голикова. Тоже понимаю: политик оглашает выверенные данные.

Но когда клоуны пускаются во все тяжкие — это уже что-то за гранью.

Вирусолог рассказала об особом сценарии эпидемии коронавируса в России. Вирусологом оказалась директор самостийного Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович. Которая даже не врач. Ни разу. А просто в каждой бочке затычка, куда удастся просочиться. и где как удастся самоназваться. По ее словам, российский сценарий пока не похож на другие, и это связано с несоблюдением москвичами режима самоизоляции. «Это не более оптимистичный греческий или австрийский сценарий», — посетовала она. При этом врач отметила, что если бы в России не вводились меры самоизоляции и дистанцирования, «у нас были все шансы пойти по американскому, итальянскому или испанскому варианту». Что ж, очень глубокие мысли.

Еще один пассажир любого вагона с фото- или видеокамерой — Врач рассказал о парадоксальной ситуации с коронавирусом в МосквеВ Москве сложилась парадоксальная ситуация с изменением индекса самоизоляции и распространением коронавируса. Об этом в эфире программы «60 минут» на телеканале «Россия» заявил президент Российского медицинского общества, профессор, доктор медицинских наук Евгений Ачкасов, передает РИА Новости. Ну да, новое слово! Какое только амплуа тусовщик не примерял — и члена общественного ларька, и еще много всяко-разных, а вот нигде толком засветиться не получается! Лавры всяких мелик-гусейновых и крестинских не дают покоя, но даже в Сбербанк не приглашают! Все получается на подтанцовке.

Интересно, сколько еще пены соберет коронавирус?

Вина, причина или несостоятельность власти?

Включил ящик на передаче «Пусть говорят» со смазливым преемником Малахова.

Речь шла о Брянске, куда прошмыгнули из Испании через Шереметьево мать и сын. Через Шереметьево. Еще раз: через Шереметьево. С измерением температуры. Как меры медицинской сортировки. Уж не знаю, как дальше: на перекладных, вечерней лошадью или иначе как, но добрались в родные пенаты.

И занесли корону в церковь, посадив всех прихожан на карантин — произвошла вспышка пандемии городского масштаба.

И вот ведущий задает вопрос главврачу брянской больницы, мол, вина ли это городских лиходеев — матери и сына.

Главврач, умничка, отвечает абсоютно грамотно: причина вспышки — да.

Недалекому ведущему в прокуроры бы — ан нет, даже весьма средненького соображения не хватает.

А брянский доктор то ли реально понимает разницу между виной и причиной, то ли интуитивно ограничился близким профессии, но ясно обозначил причинно-следственную связь между источником заражения (за отсутствием альтернативы) и вспышкой заболевания. И все.

Вина — это категория сугубо юридическая. Вину устанавливает суд.

Есть особо одаренные и среди врачей, и даже среди судебно-медицинских экспертов, которые раздают вину направо и налево. Помнится, один такой клоун даже в заключении написал, что вина пополам — на истце (пациенте) и ответчике (медицинской организации). Но такие все же — клиенты коллег-душеведов.

И уж тем более вину не устанавливают на ток-шоу.

А то, что пытаются — это уже индикатор низкопробности подобных программ. Даже если руководство канала не видит в этом ничего проблемного.

А проблема, конечно, не в канале, не с этом не слишком отягощенном интеллектом мальчике-ведущем, и тем более не в парочке мамы с сыном с короновирусом, и даже не в Шереметьевском кордоне.

Проблема — в такой постановке санэпидрежима, при которой оказалось вполне себе нормальным приехать из страны, полегшей под тяжестью короны, и не быть автоматически (автоматически!) изолированными тут же, по прилете. Со всеми причитающимися танцами с бубнами.

Это — не дело пациентов. Это — не дело врачей.

Это — дело власти. Если она есть. И если у нее есть такое дело.

Я — за, но я — против

Вот представьте: вы организованной группой переплываете реку. Вы отдаете себе отчет, зачем вы это делаете. Вы понимаете, что вас побудило пускаться в плавание и что вы получите на том берегу. Вы знаете, как плыть, и умеете это делать. Ваш выбор — отнюдь не легкомыслен, и в предложенных обстоятельствах ваш труд не бессмыслен, полагаете вы.

Но случилось страшное. Нечто. Из-за чего плывущим говорится, мол, тем, у кого в носу не кругло, предлагается не плыть на тот берег. Просто предлагается. Просто не плыть. Просто вдруг. Иначе — санкции. Просто.

Это форс-мажор?

Форс мажор — это непредсказуемое событие (например, стихийное бедствие или эпидемия), независящее от воли сторон, участвующих в сделке, но ведущее к невозможности исполнения договорных обязательств.

То есть для тех, кто плывет — это, безусловно, форс-мажор. И для тех, кто на том берегу их ждет — тоже. И для тех, кто ожидает их обратно. Для любого того, кто не мог и не должен был предугадывать то, что ему предугадать невозможно, это — форс-мажор.

А вот для того голоса, который предлагает не плыть дальше и грозит санкциями — совсем другое. Это — голос власти. И для власти это вовсе не форс-мажор. Потому что ситуация — возможная. И для этой возможной ситуации должны быть установлены правила заранее, загодя, заблаговременно. Чтобы и те, кто оказался в таком заплыве заведомо знали, что если этот непсихиатрический голос велит им вернуться, они обязаны это сделать, иначе наступят неблагоприятные для непослушавшихся последствия. Те последствия, о которых они так же предварительно знали, не могли не знать. И потому понимали, на что идут, предпринимая плавание и допуская возможность такого форс-мажора (который уже не форс-мажор, ибо — не событие). И, соответственно, ОБЯЗАННОСТИ прервать свой заплыв и вернуться назад.

Возникает вопрос, а продумала ли власть СВОИ действия на этот случай. Традиционно на запреты и ограничения в России власть всегда была горазда, а в последние несколько десятков лет их штампует бешеный принтер, как ФРС в Америке — доллары. Всем все нельзя. В России — жизнь не благодаря, а только вопреки.

По всему видно, что — нет, власть свои действия начинает предпринимать, загодя не выработав никакого алгоритма. Сначала московский мэр начинает пускать пену, потом включается правоохранительная капелла бандуристов. Президент всех поувещевал — так, что все тут же бросились в банки, и Сбер в ответ моментально ввел… правильно! Ограничения.

Системы же — нет. Есть какие-то хаотичные судорожные подергивания тушек власти и привластной олигополии.

Вот отключили и без того нищим больным пенсионерам бесплатный проезд по городу. После вероничкиной оптимизации в одном филиале (в одной поликлинике) делают одно, в другом — другое, в третьем — третье. Не по своей воле, а нужда заставляет бегать по городу. Не вопрос, отвечают присные мэра — закроем поликлиники. В магазин шаговой доступности — хорошо, если не на Арбате. А так — за булочку отдать всю пенсию? Социальный работник, мол? Так у нас пол-Москвы пенсионеров живет в Подмосковье. А там — свои немощные и свои социальные работники для них, за свой подмосковный бюджет. К москвичам они не ходят. И таким нестыковкам — несть числа. И это считать подготовленностью власти?

Штраф для граждан за нарушение карантина составит до 300 тыс. рублей. Иными словами, представьте, играете в футбол, и вдруг посреди игры — голос сверху: мол, играйте, но с десятой минуты — по шахматным правилам, а для нарушителей — ставка больше, чем жизнь. Потому что кому-то на 300 тыр не одну жизнь горбатиться надо. А обстоятельства жизни в России — к нарушениям вынуждают: рад бы не нарушать, но когда и если это станет возможным.

Так, быть может, власти нужно начать с себя? Провести ревизию, аудит того, что делает она. Или не делает. И сделать то, что следует. Создать разумные правила. Логичные своей целесообразностью. Исчерпывающе определенные правила. Очевидные необходимостью соблюдения на соответствующий случай. Исчерпывающе определенный случай. Чтобы, как в Израиле, никто не сомневался в справедливости таких правил. И выучил бы их заранее. Как на случай ракетной атаки палестинцев.

А после драки кулаками не машут. А если машут, то — альтернативно одаренные люди.

Вряд ли это про нашу власть, не?

Подмена смыслов?

Пиарят тут в СМИ обращение Сергея Собянина к старшему поколению на его персональном сайте.

Вот смотрю и думаю: человек — со смыслом или над смыслом?

Вот что он пишет:

Я уже настоятельно рекомендовал вам не выходить без особой нужды из дома, а если позволяют условия – уехать на дачу.

… на мой взгляд, для вас, для вашего здоровья необходимо принять следующие решения.

С 26 марта по 14 апреля 2020 г. москвичи старше 65 лети граждане, страдающие хроническими заболеваниями (сахарным диабетом, бронхиальной астмой, хронической болезнью почек, онкологическими заболеваниями, а также перенесшие инфаркт или инсульт), ОБЯЗАНЫ соблюдать домашний режим.

Еще раз: ОБЯЗАНЫ!

Еще раз: это ОБРАЩЕНИЕ мэра. То есть пожелание, просьба, призыв.

Пожелание как одностороннее волеизъявление обращающегося не обеспечивается долженствованием, обязанностью тех, к кому оно обращено.

Гражданские же права могут быть ограничены (порождать обязанности) только федеральным законом, как это следует из ПОКА ЕЩЕ действующей Конституции страны (п.3 ст.55).

В последнее время разговоры о гражданских правах стали, если мягко сказать, не модными. Крайне не модными.

Модными стали попытки ими пренебречь — как либерастическим мусором.

И обращение московского градоначальника — образчик таких попыток.

Применительно к медицине они предпринимались и закончились успехом: ГОСДУМОЙ ПРИНЯТ ЗАКОН О КЛИНИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЯХ, НАДЕЛЯЮЩИЙ ИХ СТАТУСОМ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ К ИСПОЛНЕНИЮ. Как следует из пояснений функционеров, можно долго и упорно парировать обязательность КР, говоря, что термин неудачный («Как это рекомендации могут быть обязательными?»), что КР не являются нормативными правовыми актами (НПА) и т.д. Однако, если заняться буквоедством, среди значений слова «рекомендация» обнаруживается «указание об определенном образе действий»…

«Для нас очень важно, чтобы они [рекомендации] приобрели ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ характер на территории всей страны», — подчеркнула министр здравоохранения Вероника Скворцова, выступая на VII всероссийском конгрессе пациентов «Государство и граждане в построении пациент-ориентированного здравоохранения в России».

Но от того, что разговоры о них стали не модными, сами эти права никуда не делись.

И жить общество (и медицина) должно не по благим объяснениям порочных вменений в обязанности, а по жизнеспособным и корректным правилам справедливости. Корректным и жизнеспособным.

И вещи должны называться своими именами. «Обязан» — значит, должен. «Рекомендации» — значит, советы. «Обращение» — значит, пожелание.

И не более.

Просто ублюдки

Случайно включил передачу Гордона с Барановской.

Речь шла о смерти новорожденного, от чего — никто не знает. Как я понял, ведется следствие.

Слушайте, это что-то запредельное!

Показали кадры видеосъемки наезда на врача в больнице. Наезда не только морального, а и физического.

В студии ведущие — не лучше.

Кому интересны домыслы этого недоумка Гордона? Домыслы в том, в чем он абсолютно не шарит. От слова «совсем». В медицине.

Мне, например, измышления любого незнайки — фиолетовы.

Нет, он — с нахрапом — несет какую-то пургу по поводу обязательности УЗИ для выяснения этиологии и патогенеза гипергликемии. Как я понял из просмотренного краткого отрывка.

Далее смотреть такое — себя не уважать. Выключил.

Вот какая сволочь может занимать какую бы то ни было позицию, когда ничего не выяснено, не доказано, не установлено?

Самое обидное, что девочка-доктор этому беспределу ничего противопоставить не в силах — просто мечется, не зная, что делать. Ее тупо лишают не только свободы поведения, но и понуждают делать то, что она не желает — просто ограничивая в правах. Правах человека и гражданина.

Все это происходит в кабинете главного врача. Поначалу хозяйка кабинета внятно высказалась по существу. Поначалу. Сказав, что она бы, на месте клинициста, на этот случай вызвала бы консультантов. То есть прикрыла бы свой зад. Распределив возможную ответственность, как масло по бутерброду. Как, например, в случае конвульсиума. Вроде все в теме, все одинаково замазаны. «Кто пришивал пуговицы?»

А девочка-доктор не вызвала. Она еще не научилась тактике бутерброда. У нее еще нет нужного опыта. А при таком раскладе — возможно, уже и не будет. Либо сама уйдет из медицины, либо ее «уйдут».

И кому нужны ее годы, потраченные только на то, чтобы стать врачом? Точнее, ныне всеми обвиняемым носителем белого халата.

А с ребенком выяснится, что все произошло безотносительно действий доктора. Поздно привезли. Неуправляемое течение недоступной своевременному обнаружению патологии. И т.п. Это выяснится профессионалами. Судебно-медицинскую экспертиизу никто не отменял. Как и постановление (приговор) суда. Единственно которым человек признается преступником.

Но все это будет потом. Может быть, через годы, на которые растянется следствие.

В итоге замараны окажутся невиновные, а плюшками набалуются непричастные, для которых все средства хороши изгадить все вокруг, белое выдать за черное и сделать на этом свой маленький гешефт. И потом ни перед кем не извиниться. Все с годами быльем порастет.

Серийный наброс на вентилятор must go on!

Мне вот интересно, все эти повылезавшие сейчас изо всех щелей тараканы, позиционирующие себя защитниками врачей, возьмутся ли за это конкретное дело. Тут тебе и всякие новые профсоюзы, и всевозможные лиги, и прочие тусовки одного актера — где они? Почему молчат? Каждый раз трусливо поджимают хвост и молчат. В лучшем случае скороговоркой проблеют что-то нечленораздельное и затихнут.

Там же, где — за неурожаем знаний — лучше молчать, напротив, они богаты на суждения.

Конечно, в такой атмосфере травли младой врачебной поросли она попросту не взрастет. Ее место займут сорняки. И уже занимают. Те, кто имеет могучий лизательный инстинкт, полное отсутствие эмпатии (о которой так печется новый министр) и неуемнную тягу спихнуть с себя мало-мальскую ответственность.

Потому что этим сорнякам, с одной стороны, нужно уподобляться моральным уродам типа Гордона и Барановской; с другой — не попасть в лапы этой парочки и им подобных.

Только как долго проживет страна в таких условиях?