Цена вопроса

Буквально на днях мельком наткнулся на мыльную оперу бесконечного политического шоу с очень нравящимся самому себе бритым ведущим, крайне ограниченным и крайне самонадеянным.

Речь шла о том, что по частичной мобилизации загребли инвалидов, о которых не ведал военкомат.

И ведущий оправдывал действия военкоматов тем, что мобилизованные загодя не предупредили родное государство о своей инвалидности.

А сами мобилизованные придерживались противоположной точки зрения, что инвалидность устанавливают государственные комиссии МСЭК, и государству вполне по силам так организовать документооборот, чтобы гражданину не было нужды толочься между государственными конторами, тратя время и собственные силы на перенос вручную из одной в другую всевозможных справок.

Вся логика нынешней жизни демонстрирует, что верной является именно эта позиция оппонентов.

Но поддерживающий порочную систему ведущий, как Баба Яга, был против.

С переходом на другую работу и мне пришлось столкнуться с этой самой системой.

Для трудоустройства требуются справки — из психоневрологического и наркологического диспансеров.

И ладно бы, будь это, как в советские времена, справка о том, что не состоишь на учете.

Нет.

Это может быть и справка о добровольно-принудительном врачебном осмотре, но (и это — ключевое условие!) за отдельную, а для кого-то, возможно, и весьма неумеренную, плату.

Надо отдать должное, в ПНД ленивая медрегистратор за считанные десятки минут в перерывах между телефонными разговорами оформила справку о том, что не состоял и не привлекался — бесплатно.

В наркодиспансере же — все с точностью до наоборот.

На поток поставлен не шибко санкционированный отъем денег у нуждающихся в справке.

И не то чтобы деньги большие — меньше тысячи отечественных тугриков.

Но — в порядке продажи клочка бумаги с печатью — и это чересчур.

Сначала предлагается бланк бесплатной справки, где русским по белому написано — не для вождения, оружия и трудоустройства.

И человек с уже умственным развитием подростка понимает: в отделе кадров могут потребовать справку с другой формулировкой.

А такая — -за плату под осмотр врача-нарколога.

Такой осмотр состоит в огляде тушки обращающегося в коридоре, чтобы в кабинете просто расписаться на трех бумажках в трех местах.

Все.

В регистратуре я было заикнулся, что Брюна вроде посадили.

Мне ответили, мол, его-то посадили, но и помимо него есть  желающие продолжить его прибыльное дело.

В связи с этим у меня всего лишь три вопроса.

Первый: что дает такая справка, будь то из психоневрологического или наркологического диспансера?

Это — не правоустанавливающий или хотя бы правоподтверждающий документ.

То есть никто ни на что не приобретает права в результате ее получения.

Второй: исключает ли заболевание такая выдача справки вприглядку?

Нет.

Профанация осмотра не исключает заболевания — оно может быть, даже если его проявления не очевидны.

Вот интересно, бывали ли случаи, когда при подобном осмотре человеку, заведомо страдающему алкоголизмом при отсутствии внешних признаков, не доставалось такой справки?

Осмотр врачом — это даже не комиссионная экспертиза-пятиминутка, не говоря о полноценной психиатрической экспертизе.

Даже анализы, которые предлагаются в наркодиспансере по совсем недетским ценам, рассыпаются в точности и чувствительности и требуют неоднократного повтора, чтобы хотя бы о чем-то свидетельствовать.

Третий: наступала ли ответственность лица, выдавшего такую справку, за промашку, т.е. за наличие заболевания?

Нет же.

Потому что ответственность несет правонарушитель, а участник этой схемы легализованного обирания народных масс правонарушителем формально не является.

Тогда какова социальная ценность такой справки притом, что цена-то ее известна: прошло за день сто человек — 80 тыс. рублей наркодиспансер «заработал», в месяц — более полутора миллиона, чуть не как магазин?

И чем наркодиспансер — не лавочка по продаже бумажек с печатями?

Это лишь вопрос цены.