2000

avt-2000-01. Тихомиров А.В. Конфликт точек зрения: юридический анализ // Здравоохранение. – 2000. – № 2. – С.161-166.

[spoiler]Понятие предпринимательской деятельности учреждения здравоохранения лишено однозначности. И прав аудитор, что применяет этот термин, если при этом имеется в виду вышесказанное. По тем же причинам нельзя согласиться с мнением страховщика, что реализация программ ДМС для ЛПУ не является предпринимательской деятельностью. Тем более, что доводы страховщика в свете вышесказанного вызывают недоумение: 1) что «ЛПУ получают от страховых компаний целевые средства на лечение застрахованных, т.е. на содержание лечебного учреждения, использование которых вправе контролировать только финансирующая сторона»; 2) что «в ценах на оказание медицинской помощи в рамках программы ДМС, как правило, не закладывается рентабельность». Вообще аргументация страховщика неоднократно основывается на том, что использование средств по программам ДМС «контролирует» финансирующая сторона, т.е. страховая организация. С равным успехом ЛПУ может потребовать провести проверку, «проконтролировать» деятельность страховой компании, с которой связана договором, – если это позволительно одной стороне, почему такого права лишается другая? Вторжение в производственный процесс самостоятельной организации – субъекта хозяйствования – противоправно. На выходе – пожалуйста. Если страховая компания по результатам лечения пациента в ЛПУ создает некое подобие ОТК и оценивает состояние здоровья застрахованного по сравнению с тем, что было до начала лечения, это правомерно. Но вмешиваться любыми средствами в деятельность ЛПУ в процессе исполнения договора недопустимо.[/spoiler]

avt-2000-02. Тихомиров А.В. Правовое значение документации в медицине // Здравоохранение. – 2000. – № 4. – С.167-179.

[spoiler]Документооборот в сфере охраны здоровья обширен. Заполняются множественные формуляры, пишутся различные тексты, выдаются справки и выписки, направляются запросы и требования о выдаче лекарств, расходных материалов, документов и т.п. В последнее время массив документов пополняется договорами и связанными с ними документами. Несмотря на многочисленность и разнородность документов, обильность содержащейся в них информации, есть необходимость определенным образом их классифицировать. Это нужно для того, чтобы представлять правовую природу и правовую силу каждого отдельного документа, и существо влекомых им правовых последствий. Документы, обращающиеся в сфере охраны здоровья, безусловно, обладают особой спецификой по сравнению с документами, имеющими хождение в иных сферах деятельности, однако эта специфика ни в коей мере не способствует изменению правового значения содержащих ее документов.[/spoiler]

avt-2000-03. Тихомиров А.В. Договор об оплате медицинских услуг // Здравоохранение. – 2000. – № 5. – С.155-168.

[spoiler]Договор об оплате медицинских услуг в качестве юридического факта, системы обязательств и документа многопланов, обладает самостоятельной спецификой и предполагает дополнительную градацию в зависимости от типа плательщика. Договор в пользу третьего лица отличается от договора, в котором лицо выступает плательщиком в свою пользу, и эти отличия обусловливают необходимость их отражения в договоре.[/spoiler]

avt-2000-04. Тихомиров. А.В. Учреждения здравоохранения: свобода хозяйствования или административный контроль // Здравоохранение. – 2000. – № 7. – С.155-164.

[spoiler]По смыслу рассматриваемой работы органы управления здравоохранением снизошли до предоставления медицинским учреждениям соответствующих прав, а те их не оценили надлежащим образом, в связи с чем делается вывод, что «проблему нельзя решить простым делегированием прав» медицинским учреждениям. Но право предоставляется не органом управления, а законом. И вот когда орган управления перестанет стремиться подменить собой закон, тогда станет возможным отделить управленческие функции от хозяйственных. Это – требование времени.[/spoiler]

avt-2000-05. Тихомиров А.В. Разбор практики составления договоров // Здравоохранение, 2000, № 8, С.163-172.

[spoiler]В целом договор не содержит индивидуализирующих медицинскую услугу характеристик. Расчет на то, что текст договора может подходить для любой услуги, не оправдан. Каждая услуга обладает свойственными только ей характеристиками. Для медицинской услуги это справедливо вдвойне. Плюс к этому особенности используемых в конкретной медицинской организации оборудования, аппаратуры, инструментария. Плюс применяемые материалы, использование которых преобразует услугу в работу, и, соответственно, предполагает договор подряда с гарантийными обязательствами, сроками службы и пр. Плюс конкурентные преимущества конкретной услуги в ряду аналогичных. Не раскрывая индивидуализирующих услугу свойств, представленный договор не в состоянии конкретизировать предмет, по поводу чего договариваются стороны, – то ли по поводу пятого зуба нижней челюсти справа, то ли по поводу восьмого зуба верхней челюсти слева; то ли по поводу консервативного лечения периодонтита, то ли по поводу хирургического лечения заболевания пародонта. Отсюда и невозможность единообразного и однозначного понимания качества услуги – критерии качества не определены, что признается недостатком услуги не известно. А раз так, любые требования пациента по качеству услуги, равно как о непредоставлении соответствующей информации, будут правомерными. Поскольку о сроках и хронологии исполнения услуги в договоре ни слова, не установлены параметры услуги (момент начала, момент завершения и пр.), любые доводы пациента о несоблюдении закона (ст.27 Закона РФ “О защите прав потребителей”) будут основательными. А если пациент вознамерится воспользоваться своими правами, в частности, в части расторжения договора, то его требования о возврате всей суммы оплаты за всю совокупность выполненных с момента подписания договора действий будут правомерными.[/spoiler]

avt-2000-06. Тихомиров А.В. Разбор практики составления договоров // Здравоохранение. – 2000. – № 9. – С.157-164.

[spoiler]В договоре не раскрывается содержание сделки, как и содержание устанавливаемого ею правоотношения. Из договора не следует эквивалентность товарообмена при приобретении предлагаемой услуги (за что взимается плата). В договоре не делается различий между заказчиком-получателем услуги и заказчиком-плательщиком за услугу. В договоре не различается получатель услуги как потребитель, несущий покупательские риски, и как пациент, несущий риски физические. В договоре содержатся явно обременительные для заказчика условия.[/spoiler]

avt-2000-07. Тихомиров А.В. Вред от врачебных действий (ятрогенный деликт) // Здравоохранение. – 2000. – № 11. – С.149-164.

[spoiler]Практические уроки реального спора следующие: 1) Нарушение права не определяется усмотрением эксперта страховой организации или главного врача учреждения здравоохранения либо членов судебно-медицинской экспертной комиссии; 2) Не является последней инстанцией экспертная служба страховой организации, как и судебно-медицинская экспертная комиссия, поскольку вопрос о праве (его нарушении) разрешается правоприменителем (судом); 3) Порочной является позиция, не считающаяся с достоинством личности пациента и с его возможностью воспользоваться правовым путем восстановления нарушенных прав; 4) Ошибочной является позиция, основанная на попытке вменить в вину пострадавшему самопричинение вреда; 5) Уязвимой является позиция, основанная на пренебрежении возможной осведомленностью в вопросах медицины оппонирующей стороны спора; 6) Ущербными являются представления о том, что разрешение юридического вопроса может основываться на правилах медицинской профессии или на мнениях медицинских авторитетов либо медиков, полагающих себя авторитетами в области юриспруденции; 7) Консолидация страховой компании, лечебно-профилактического учреждения и судебно-медицинской экспертной комиссии всякий раз будет обнаруживать несостоятельность, если другая сторона спора представлена сведущим в медицине юристом, способным продемонстрировать существо нарушения права своего доверителя.[/spoiler]