2008

avt-2008-01. Тихомиров А.В. Необходимость индустриальной трансформации здравоохранения // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 1. – С.2-3.

[spoiler]Индустриальная трансформация социальной сферы в целом и здравоохранения в частности как построенная на внятных, системных, логически связанных отправных началах и основанная на объективно реальных, действительных интересах позволит обеспечить функционирование и развитие отрасли на долгую перспективу.[/spoiler]

avt-2008-02. Тихомиров А.В. Персональный постскриптум общественного резюме // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 1. – С.10-12.

[spoiler]Перспективы продуктивного изменения здравоохранения пока отодвигаются на неопределенное время. Оно станет возможно лишь тогда, когда здравоохранение разберется в себе и станет открытым вовне, черпая те знания, которые накопила наука во множестве других дисциплин и отраслей. Очевидно, к необходимости этого существенно подтолкнет прогрессивно ухудшающееся положение дел с состоянием общественного здоровья и нарастающее недовольство общества в отношении того здравоохранения, которое у нас еще сохраняется.[/spoiler]

avt-2008-03. Тихомиров А.В. Ретроспектива проблем отечественного здравоохранения // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 1. – С.44-47.

[spoiler]При товарной организации общества и нетоварной организации государства социальная сфера представлена в обществе финансовым протекторатом государства. Товарообмен происходит в обществе и состоит во встречных предоставлениях товар-деньги между товаропроизводителями и потребителями. Государство участвует в этом только деньгами на стороне потребителей. И равно мерами регулирования и мерами надзора способствует большей эффективности такого товарообмена.[/spoiler]

avt-2008-04. Тихомиров А.В. Альтернатива приватизации в здравоохранении // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 1. – С.185-186.

[spoiler]Разделяется судьба субъекта (учреждения здравоохранения) и объекта (принадлежащего ему имущества). А объект здравоохранения со всей инфраструктурой не выбывает из публичной собственности и сохраняет свое назначение. Такое имущество становится средством удовлетворения потребностей субъектов медицинской деятельности (в медикаментах, медицинских газах, расходных материалах и т.д.) и их пациентов, получающих сопутствующие немедицинские услуги (размещения, общественного питания, доставки и т.д.).[/spoiler]

avt-2008-05. Тихомиров А.В. Пациент-ориентированное здравоохранение // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 1. – С.186-187.

[spoiler]Персонализованное фондодержание решает многие задачи современного финансирования практического здравоохранения. Прежде всего, персонализованное фондодержание – это способ перехода от платы государством через сеть посредников (страховщиков) гражданам оказанием медицинских услуг принадлежащими ему учреждениями здравоохранения к плате государством реальными денежными средствами в пользу граждан выбранным ими товаропроизводителям. Персонализованное фондодержание позволяет осуществлять платежи по медико-социальному платежному документу с персонального счета, начисления на который могут производиться дифференцированно в зависимости от целого ряда влияющих факторов, обусловливающих соответствующие правовые основания. При этом персонализованное фондодержание не ограничивает свободы обращаться в медицинские организации с ценами выше, чем государственные тарифы, с возможностью самостоятельной доплаты. Персональные истории фондодержания граждан дают возможность в совокупности планировать бюджет здравоохранения в целом. Категорирование граждан в едином государственном медико-социальном реестре позволяет дифференцировать оплату базового набора медико-социальных потребностей и оплату медицинских услуг особого спроса в зависимости от персональной истории фондодержания. Персонализованное фондодержание – это путь от уравнительного безразличия государства к нуждам общества к потребитель-ориентированному финансированию практического здравоохранения.[/spoiler]

avt-2008-06. Тихомиров А.В. Экономичность здравоохранения // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 1. – С.187-188.

[spoiler]Экономичность здравоохранения тем выше, чем выше степень понимания в государстве законов экономики и яснее стремление сократить расходы государственной казны не в ущерб товаропроизводителям и на пользу потребителям.[/spoiler]

avt-2008-07. Тихомиров А.В. Рынок в здравоохранении // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 1. – С.188-189.

[spoiler]Наряду с экономикой потребления в здравоохранении развивается экономика воспроизводства, в которой участвуют частные товаропроизводители и учреждения здравоохранения при оказании «платных» медуслуг. В здравоохранении объем потребления составляет тысячи миллиардов рублей, а объем воспроизводства («платных» медуслуг) исчисляется лишь десятками миллиардов рублей, притом, что оборот платных услуг является выражением экономики в здравоохранении.[/spoiler]

avt-2008-08. Тихомиров А.В. Ожидания общества от нового состава Госдумы: здравоохранение и государство // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.7.

[spoiler]В стране вообще и в здравоохранении в частности свято соблюдаются худшие традиции. У нас многое предоставлено усмотрению должностного лица, а не правилам. У нас подзаконные акты куда сильнее законов. У нас – государство предписаний, и запретов. Но это свидетельствует лишь о слабости государства. Потому что государство сильно как раз обратным – умением регулировать отношения в обществе. Ведь главная очевидность состоит в том, что охрана здоровья происходит не от управления здравоохранением, а от оплачиваемой медицинской деятельности. Так может быть вместо того, чтобы заставлять медицину работать на государство, пришла пора заставить государственные деньги работать на общество в здравоохранении? Не надо – лучше. Надо – просто как следует. Надо поставить все с головы на ноги. Сопоставить интересы. Расставить приоритеты. Сформулировать идеологию здравоохранения. И двигаться, осознавая куда. Это значит, что не общество для государства в здравоохранении, а государство – для общества. Это значит, что вместо эпохальных законов о запрете курения следующему составу Государственной думы нужно разработать вменяемую стратегию экономического преобразования здравоохранения на перспективу. Это значит, наконец, что государственные деньги должны не уходить в песок, а давать возможность врачу достойно жить по делам своим, а пациенту – с достоинством получать медицинскую помощь, в которой он нуждается.[/spoiler]

avt-2008-09. Тихомиров А.В. Перспектива здравоохранения // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.8-13.

[spoiler]Пока в здравоохранении сохраняется двойная мораль, реформа отрасли приведет лишь к промежуточным изменениям. Конечная перспектива реформы здравоохранения зависит от того, насколько она будет приведена к интересам граждан. Без этого не получит внедрения парадигма четырех «И» Президента России (институты, инфраструктура, инвестиции, инновации) и не смогут решаться поставленные им перед здравоохранением задачи.[/spoiler]

avt-2008-10. Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Институты финансирования в здравоохранении // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.14-22.

[spoiler]В целом, в финансировании здравоохранения участвуют равно публичные и частные институты, по-разному организованные, однако способные достигать единой цели. Частные институты финансирования в здравоохранении в целом представляют страховые, благотворительные, кредитные и накопительные механизмы оплаты медицинских услуг – как самими пациентами, так и третьими лицами в их пользу. Наибольшую перспективу развития имеют институты группового финансирования, ориентированные в пользу пациентов, и ведущие среди них – больничные кассы, которые легко могут сочетать механизмы личного страхования и эндаумента в пользу своих членов.[/spoiler]

avt-2008-11. Тихомиров А.В. Объекты медицинской деятельности: проблемы отношения государства // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.23-28.

[spoiler]Объекты здравоохранения как места размещения производства медицинских услуг имеют в настоящее время большое значение. Задача настоящего времени состоит в том, чтобы привести надзорные требования к ним в соответствие с той ролью, которую они играют в экономической деятельности в здравоохранении.[/spoiler]

avt-2008-12. Солодкий В.А., Тихомиров А.В. Клиника: проблемы правового определения // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.29-31.

[spoiler]В настоящее время существуют варианты юридического упорядочения экономического существования клиник в принадлежности субъектов образовательной или медицинской деятельности либо в договорных отношениях между субъектами образовательной и медицинской деятельности. Выбор наиболее удобного варианта остается за каждым субъектом образовательной или медицинской деятельности. Сохранение же прежнего неопределенного положения клиники противоречит действующему законодательству.[/spoiler]

avt-2008-13. Иванов А.В., Тихомиров А.В. Медицинский рынок как система координат // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.32-36.

[spoiler]На рынке медицинских услуг менеджмент еще не сложился, и в настоящее время не произошло его отделения от производственного медицинского персонала. В этой связи актуальность квалификационной оценки менеджмента медицинских организаций прогрессивно возрастает. А с этим растет и потребность в подготовке и повышении квалификации менеджмента медицинских организаций. В этой связи медицинским бизнес-экспертам доступна как оценка познаний (в том числе, по заказу рекрутинговых агентств или отдельных работодателей), так и подготовка менеджмента медицинских организаций. В конечном счете, это позволяет формировать персональный рейтинг менеджеров медицинских организаций, что создает систему координат, в том числе, для организаций по подбору персонала, включая «охотников за головами». На более совершенных рынках институт бизнес-экспертов давно сложился, будучи интегрирован в их развитую инфраструктуру. На несовершенном рынке в социальной сфере в целом и на рынке медицинских услуг в частности в настоящее время институт бизнес-экспертов вообще не сформировался. Не создана система координат медицинского рынка. Отсутствует единство в определении, измерении и оценке места товаропроизводителей и менеджмента на карте рынка. Это приводит к стагнации самого рынка, который не развивается по причине отсутствия не зрелой конкуренции, а механизмов формирования системы ценностей товаропроизводителей, стимулирующих их к соответствующему позиционированию на рынке на основе объективных и демонстративных измерителей, одинаково внятных для потребителей, контрагентов и конкурентов.[/spoiler]

avt-2008-14. Тихомиров А.В. Основа медицинского бизнес-плана // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 2. – С.37-47.

[spoiler]Приведенные сведения – не более чем конспективный перечень необходимого, но недостаточного для составления медицинского бизнес-плана для любых целей, для любых предприятий и годного для любых условий, требований и т.д. Однако, как точка отсчета, как структурирующее мысль отправное начало самостоятельно составить либо оценить составленный привлеченными специалистами бизнес-план эти сведения позволяют постольку, поскольку порождают вопросы о его достаточности. Кроме того, они изложены с учетом специфики медицинского бизнеса, которая обычно либо игнорируется, либо не понимается. Наконец, ясно демонстрируется, что менеджменту находиться в сфере экономических отношений с багажом сугубо медицинских знаний явно некомфортно, а для предприятия – просто опасно.[/spoiler]

avt-2008-15. Тихомиров А.В. Ожидания общества от нового состава Госдумы: здравоохранение и общество // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 3. – С.2.

[spoiler]Во-первых, что практическое здравоохранение должно стать сферой частной, то есть предпринимательской инициативы. Чтобы сложилась конкуренция. Чтобы падали цены. Чтобы росло качество услуг. Во-вторых, средства финансирования здравоохранения должны следовать за пациентом, а не помимо него – в медицинскую организацию, как сейчас. В-третьих, средства финансирования здравоохранения должны подчиняться не бюджетной логике, как сейчас, а гражданской. То есть они должны быть мобильными и находиться по требованию пациента, а не по усмотрению должностного лица. В-четвертых, государство должно не ограничивать цены, а регулировать себестоимость медицинских услуг, за которые оно платит. Отсюда должен существовать финансовый механизм, делающий медицинские услуги дешевле не в ущерб рентабельности медицинских организаций. И это – аргумент против, а не за приватизацию в здравоохранении. Наконец, в-пятых, нужно, чтобы капиталы в здравоохранение прибывали. Это значит, что в отрасли должен быть создан такой финансовый климат, который привлекал бы в нее средства из любых источников – от инвестиций и эндаумента до грантов и благотворительности. На этих условиях социально-ориентированная реформа здравоохранения имеет перспективу решения проблем отрасли. Очевидно, именно эти отправные начала и могут быть положены в основу будущих законодательных инициатив.[/spoiler]

avt-2008-16. Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Направления развития здравоохранения // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 3. – С.4-9.

[spoiler]Преобразование бюджетных учреждений здравоохранения в формы организаций, основанных на собственном имуществе, является условием адаптации практического здравоохранения к товарной организации общества. В результате субъекты медицинской деятельности становятся одинаково частными, как за рубежом. Предпринимательство в социальной сфере получает легальное признание государства. Это ведет к размежеванию в социальной сфере публичных и частных институтов, государства и экономики. Товаропроизводители приобретают равноудаленность от государства. А задачей государства, выполняющего функцию плательщика в пользу граждан и создающего правила для товарообмена в социальной сфере, становится формирование максимально благоприятной среды для предпринимательской деятельности в ее отраслях. Разумеется, это создает в здравоохранении новые проблемы и ставит перед государством прежде не существовавшие задачи, в том числе те, с которыми столкнулось здравоохранение в других странах (и основные среди них – это рост цен на медицинские услуги). Однако взамен, во-первых, появляется инвестиционная привлекательность социальной сферы; во-вторых, формируется конкурентная среда, от эффективности которой зависит ценообразование на услуги и которая в свою очередь стимулирует инновационные процессы; в-третьих, складывается рыночная инфраструктура социальной сферы, развитость которой обеспечивает стабильность товарооборота. Фактически достигается модернизация социальной сферы и формирование максимально благоприятной среды для предпринимательской деятельности в ней, создается система, работающая на модернизацию экономики социальной сферы, рост инвестиций в ее рыночную инфраструктуру и развитие новых технологий – то есть то, что Правительство РФ избрало своим курсом.[/spoiler]

avt-2008-17. Тихомиров А.В. Уязвимости медицинского бизнес-плана // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 3. – С.27-32.

[spoiler]Пороки медицинского бизнес-плана многообразны и многовариантны своими последствиями. Все они отражаются на исчислении себестоимости, пороки которого вытекают из неэкономического определения единицы продукции, в свою очередь являющегося следствием медицинского видения бизнеса, а не предпринимательской организации медицинской деятельности. Экономическая расстановка приоритетов в медицинском бизнесе позволяет преодолеть связанные с этим препятствия.[/spoiler]

avt-2008-18. Тихомиров А.В. Частная и коммерческая медицина // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 3.– С.33-38.

[spoiler]Именно возможность позиционироваться только в этой сфере делает некоммерческие медицинские организации максимально ориентированными на удовлетворение интересов общества в целом и отдельных его членов, равно пациентов и своих работников. Отношения с государством в качестве плательщика в пользу граждан частные некоммерческие медицинские организации способны выстраивать расчетливо, взвешенно и независимо, однако всегда – открыто и доказательно, поскольку не испытывают необходимости утаивать доходы и скрывать прибыль. Таким образом, частные некоммерческие медицинские организации являются наиболее значимой альтернативой государственным и муниципальным учреждениям здравоохранения и частным коммерческим медицинским организациям. Это демонстрирует, что медицина должна быть частной, но отнюдь не обязательно – коммерческой.[/spoiler]

avt-2008-19. Тихомиров А.В. Пути реформы организации образования // Экономика образования. – 2008. – № 3. – С. 4-10.

[spoiler]Сохранение имущества преобразованных учреждений (прежде всего объектов недвижимости) в публичной собственности позволяет не только сохранить системность отраслей социальной сферы на инновационной основе (поскольку традиционно системообразующими для нее были субъекты – учреждения), но и создать часть имущественной базы механизма управления себестоимостью услуг, оплачиваемых из казны. Проблема преобразования образовательных учреждений в формы частных организаций напрямую связана с проблемой минимизации расходов государственной казны на образование.[/spoiler]

avt-2008-20. Тихомиров А.В. Интересы в здравоохранении // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 3. – С.145-146.

[spoiler]Позиционирование интересов участников экономических отношений определяет эффективность этих отношений. Интересы граждан (потребителей, пациентов) в качестве выгодоприобретателей по платежам государства в их пользу до тех пор будут оставаться неучтенными, пока бюджетные учреждения здравоохранения не будут преобразованы в формы частных медицинских организаций.[/spoiler]

avt-2008-21. Тихомиров А.В. Инвестиционная привлекательность здравоохранения // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 3. – С.146-147.

[spoiler]Сделать социальную сферу и здравоохранение привлекательными для инвестиций означает произвести их экономическое преобразование (индустриальную трансформацию), при котором будет обеспечено воспроизводство инвестируемых капиталов.[/spoiler]

avt-2008-22. Тихомиров А.В. Системообразование здравоохранения на инновационной основе // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – № 3. – С.147-148.

[spoiler]Системообразование здравоохранения на инновационной основе заключается в реструктуризации системы управления здравоохранением, которая становится объектно-ориентированной и двухзвенной соответственно имущественной принадлежности объектов, включающей федеральную систему финансирования субъектов медицинской деятельности и муниципальную систему объектов здравоохранения для их размещения.[/spoiler]

avt-2008-23. Тихомиров А.В. Ожидания общества от нового состава Госдумы: здравоохранение и медицина // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 4. – С.2-3.

[spoiler]Здравоохранению надлежит уж если и быть надсмотрщиком над медициной – не в пользу государства, а в пользу общества. В этом заключается смысл законодательных инициатив будущего.[/spoiler]

avt-2008-24. Тихомиров А.В. Структура отношений товарообмена на рынке медицинских услуг // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 4. – С.11-17.

[spoiler]На рынке медицинских услуг субъекты товарообмена представлены корпоративными и некорпоративными хозяйствующими субъектами (товаропроизводителями) в качестве исполнителей медицинских услуг и заказчиками, на стороне которого выступает получатель (потребитель) и плательщик. Получателем медицинских услуг (потребителем) всегда является гражданин. Заказчиком может выступать получатель (потребитель), если он совпадает в одном лице с плательщиком за медицинские услуги, т.е. оплачивает их сам. Если получатель (потребитель) не совпадает в одном лице с плательщиком, то оказываемые ему медицинские услуги оплачивает третье лицо в его пользу. Таким плательщиком в пользу получателя (потребителя) могут быть государство, корпоративные и некорпоративные хозяйствующие субъекты, а также физические лица. Каждый из них выступает в своем качестве на соответствующей стороне отношений товарообмена.[/spoiler]

avt-2008-25. Тихомиров А.В. Вопросы привлечения юриста медицинскими организациями // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 4. – С.20-27.

[spoiler]Структурированное представление о вопросах юриста, обслуживающего медицинские организации, позволяет руководителю не только понимать пределы возможностей конкретных специалистов, но и формулировать собственные необходимости возглавляемой организации, а также ориентироваться на экономические вложения и отдачу от деятельности привлекаемых специалистов.[/spoiler]

avt-2008-26. Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Предпосылки формирования технических регламентов в здравоохранении // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 4. – С.30-36.

[spoiler]Технический регламент в здравоохранении важен уже тем, что становится единым мерилом для всех причастных в любых обстоятельствах и в любых процедурах. Соблюдение технического регламента – не предмет контроля со стороны органов надзора в здравоохранении (в том случае, если государство не несет солидарную ответственность за причинение вреда при оказании медицинских услуг, как сейчас). При этом нарушение технического регламента становится отправной точкой, моделью сравнения в суде в случае возникновения спора о причинении вреда при оказании медицинской помощи или расследования соответствующего преступления, в том числе обязательной для судебно-медицинской экспертизы. Это существенно упрощает судопроизводство по медицинским делам. В отличие от монополии всевозможных стандартов в здравоохранении, введение технических регламентов, во-первых, отграничивает акты по качеству (и цене) продукции от актов по ее безопасности; во-вторых, упорядочивает назначение публичных предписаний, исключая из их числа те, которые не относятся к сфере публичных интересов; в-третьих, формирует вполне однозначную, стройную и прозрачную систему безопасности медицинской помощи в составе медицинских услуг, интегрируя ее в общую систему безопасности всевозможной продукции, производимой в стране.[/spoiler]

avt-2008-27. Тихомиров А.В. Дело врачей – руками врачей, или…? // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 5. – С.18-19. (Репринт: Тихомиров А.В. Дело врачей – руками врачей, или…?// Медицинская экспертиза и право. – 2009. – № 1. – С.14-16).

[spoiler]Смещение акцентов в правилах судебно-медицинской экспертизы коснется почти исключительно двух категорий дел: о дорожно-транспортных происшествиях и о причинении вреда здоровью при оказании медицинской помощи. Это первое. Конечно, утяжеление степени телесных повреждений отразится и на делах о всевозможных посягательствах, но это затронет лишь вопрос квалификации таких деяний. Для первых двух названных категорий дел это означает их отнесение к числу уголовно-наказуемых. Это второе. Иными словами, если до вступления в действие приведенных Критериев дела о ДТП и о причинении вреда здоровью при оказании медицинской помощи, в основном, относились к сфере гражданских правонарушений, рассматриваемых в гражданско-правовой процедуре, после – становятся преступными посягательствами, устанавливаемыми, расследуемыми и рассматриваемыми в уголовно-правовой процедуре. Вместо состязания истца и ответчика, доказывающих каждый свое, по таким делам отныне запускается отлаженный механизм уголовного преследования через процедуру дознания и следствия, а затем состязания обвинителя и защитника в суде. Это третье. К чему это приведет на практике? Во-первых, к тому, что медицинские организации будут привлекаться к гражданской (имущественной) ответственности на основании преюдициального факта – состоявшегося судебного постановления (приговора), по которому наступает персональная (уголовная) ответственность конкретного медицинского работника (врача). По существу, отпадет необходимость доказывания в гражданской процедуре того, что установит суд в уголовной процедуре. Виновным врачам и другим медицинским работникам, а вполне возможно – и главным врачам, судя по всему, грозят реальные сроки наказания. Во-вторых, к тому, что существенно увеличится нагрузка на дознавателей, следователей и судей, а также возрастут доходы (и гонорары) защитников (адвокатов) по этой категории дел. В-третьих, к тому, что квалификация дознавателей, следователей и судей, а также защитников (адвокатов) по этой категории дел потребует значительного повышения. Как обычно, произойдет множество ошибок, где цена – судьба человека, прежде чем это произойдет. Возможно, подобного ужесточения в правовых подходах к калечащей медицине не могло не произойти – практически повседневно средства массовой информации сообщают об очередном происшествии. Но ведь нынешнее состояние здравоохранения – суть следствие, а не причина. А причина – в его не соответствующем реалиям устройстве. Вместо организации здравоохранения по-новому государство предпочитает ужесточить ответственность тех, кто в других условиях имел бы внутреннюю мотивацию не совершать того, что влечет правовую ответственность. Не хотелось бы возвращаться в тоталитарное государство или жить в режиме полицейского государства. Но этому противопоставить можно лишь развитое гражданское общество, в том числе, в сфере охраны здоровья. Пока врачебное сообщество, включая судебно-медицинских экспертов, раздираемо внутренними противоречиями и не способно к консолидации, государство вынуждено предпринимать непопулярные, но хотя бы целесообразностью момента оправданные меры в интересах другой части общества.[/spoiler]

avt-2008-28. Иванов А.В., Тихомиров А.В. Проблемы рынка медицинских услуг // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 5. – С.25-31.

[spoiler]В целом отечественный рынок медицинских услуг в настоящее время погружен во множество проблем, которые цепной реакцией порождают производные проблемы. Лишь построение государством модели того, как оно видит организацию рынка медицинских услуг, способно изменить ситуацию и привести к смене качественного состава действующих на нем операторов. Такая модель может следовать только интересам, ожиданиям и запросам потребителей, общества. Любая иная окажется столь же нежизненной, как та, что есть в настоящее время.[/spoiler]

avt-2008-29. Тихомиров А.В. Обязательства из причинения вреда здоровью при оказании медицинских услуг // Адвокат. – 2008. – № 5. – С.92-94.

[spoiler]Различия между качеством и безопасностью немедицинских предоставлений в потребительских отношениях не имеют существенного значения: то, что представляет собой потребительскую ценность и потому – оплачивается, характеризует качество, а то, что влечет вредные для жизни, здоровья и имущества последствия, характеризует безопасность. При оказании медицинских услуг, которые, помимо товарных характеристик, состоят в целенаправленном воздействии на здоровье в порядке оказания медицинской помощи, не очевидны не только границы безопасности, но и рубеж между безопасностью и качеством. Это означает, что неудовлетворенность в качестве медицинской услуги позволяет потребителю обращать к исполнителю требования по основаниям пороков безопасности. И, напротив, неблагоприятные последствия медицинской услуги не препятствуют исполнителю настаивать на качестве медицинской помощи. Фокусом проблемы является понятие недостатка медицинской услуги.[/spoiler]

avt-2008-30. Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Экономическая безопасность здравоохранения // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 6. – С.23-32.

[spoiler]Экономическая безопасность социальной сферы в целом и здравоохранения в частности ранее не была предметом исследований. Это объясняется традиционным отнесением социальной сферы к числу непроизводственных и ее бюджетным устройством. В той мере, в какой социальная сфера была ограждена от экономики, вопрос ее экономической безопасности не стоял постольку, поскольку был частью вопроса экономической безопасности государства. В современных условиях в той мере, в какой в социальной сфере стали реализовываться услуги, она перестала быть непроизводственной. Там, где существует выпуск и оплата продукции (услуг), товарообмен, есть экономика, рынки, продавцы и покупатели. В социальной сфере в целом и в здравоохранении в частности сходятся интересы равно государства как плательщика в пользу общества, потребителей и товаропроизводителей. Тем самым это и вопрос экономической безопасности государства и муниципальных образований, и экономической безопасности общества, и территориальной экономической безопасности, и безопасности макро-, мезо- и микроэкономики в социальной сфере. Экономическая безопасность здравоохранения как часть экономической безопасности социальной сферы нуждается в иных подходах к изучению и организации, чем туристическая или иная индустрия как часть реальной экономики, свободной от интересов государства в качестве плательщика в пользу общества. А специфика здравоохранения предъявляет особые требования к экономической безопасности отрасли, дополнительные к таковым, общим для социальной сферы в целом.[/spoiler]

avt-2008-31. Пашинян Г.А., Родин О.В., Тихомиров А.В. Проблемы судебно-медицинской экспертизы в условиях рынка // Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 6. – С.45-52.

[spoiler]В целом в современных условиях рынка сформировались многочисленные и многообразные проблемы СМЭ и вокруг СМЭ, что создает полиаспектную проблемную область в этой сфере и порождает необходимость преодоления составляющих ее препятствий для эффективного правосудия. Обозначившиеся различия между экспертной и правовой оценкой обстоятельств по делу в судебной процедуре сделали актуальной необходимость обоснования их различения в правоприменительной практике. Выводы (заключение) судебно-медицинской экспертизы должны отражать основательное, взвешенное и твердое, устойчивое, непоколебимое мнение специалистов о фактических обстоятельствах воздействия на здоровье потенциально потерпевшего (экспертную оценку), не заменяя правовой оценки этих обстоятельств, которая производится в правовой процедуре. Это достижимо лишь в случае решения всего круга приведенных проблем.[/spoiler]

avt-2008-32. Тихомиров А.В. Проблематика деликта при оказании медицинской помощи на основании договора // Современное право. – 2008. – № 6. – С.67.

[spoiler]Нами предложена следующая концепция структурирования и взаимосвязи договорных и внедоговорных отношений при оказании медицинских услуг: 1) Медицинская услуга сходна с другими услугами тем, что является товаром, и отличается от других услуг тем, что включает в себя медицинскую помощь – специальное направленное воздействие на здоровье. Медицинский характер услуге придает медицинская помощь в ее составе. 2) Как и другие услуги не имея результата, медицинская услуга завершается юридическим итогом (моментом окончания составляющих ее действий) и фактическим итогом (моментом потенциального проявления полезных следствий этих действий). Чтобы быть доступной идентификации и верификации, медицинская услуга должна быть фиксируема и измерима. 3) Медицинская помощь является нетоварной частью медицинской услуги и может оказываться вне ее рамок в порядке действий в чужом интересе без поручения. Чтобы быть доступной идентификации и верификации, медицинская помощь должна быть фиксируема и измерима. 4) Как нетоварная часть медицинской услуги медицинская помощь подчиняется правилам медицины и лишена качества. Либо медицинская помощь оказывается в соответствии с правилами медицины и тогда обладает надлежащей безопасностью, либо она оказывается с отклонениями от этих правил, тем самым утрачивая свойства безопасности. 5) Товарная часть медицинской услуги представляет собой все то, что не является медицинской помощью. Товарные (конкурентные) свойства медицинской услуге придают сервис, ресурсное обеспечение, брэнд. Именно эти составляющие медицинской услуги определяют ее качество. Они же могут служить источником нарушения ее безопасности, отличного от нарушения безопасности медицинской помощи. 6) Понятие недостатка (существенного недостатка) медицинской услуги относится либо к ее качеству, либо к ее безопасности. Недостаток качества может быть характеристикой только товарных составляющих медицинской услуги. Недостаток безопасности медицинской услуги может относиться как к товарной, так и к нетоварной части медицинской услуги. 7) Здоровье является нематериальным благом – объектом гражданских прав, не могущим находиться в обороте и принадлежащим только правообладателю. Здоровье как нематериальное благо информационной природы связано с материальным (телесным) носителем – человеческим организмом. Состояние организма человека является информационной характеристикой здоровья как нематериального блага. Праву на здоровье как личностной характеристике сопутствует как принадлежность право на информацию о личном здоровье, а также личные неимущественные права на нематериальные блага, не имеющие материального носителя – на личную неприкосновенность, включая права на личную (врачебную) тайну и др. Неправомерное воздействие на организм человека является посягательством на здоровье. Чтобы быть правомерным, медицинское воздействие должно охватываться волей правообладателя. Оказание медицинской помощи без предварительно выраженного информированного добровольного согласия правообладателя на медицинское вмешательство и его возможные последствия является вредообразующим посягательством вне зависимости от того, оказывается медицинская помощь без отклонений или с отклонениями от правил медицины. 8) Единственным основанием оказания услуги, в том числе медицинской, является договор. На любом ином основании услуги не оказываются. Договор о возмездном оказании медицинской услуги как основание правоотношения должен соответствовать характеру правоотношения. В правоотношении, оформляемом договором о возмездном оказании медицинской услуги, объекту на одной стороне (плате за услугу) противостоит на другой стороне комплекс ассоциированных разнородных объектов: двойственной товарно-нетоварной природы медицинская услуга, нетоварной природы здоровье и информация об услуге и о здоровье. 9) Если плательщик за медицинскую услугу не совпадает в одном лице с ее получателем (потребителем), договор о возмездном оказании медицинской услуги в части ее оплаты приобретает характер договора в пользу третьего лица. Однако к плательщику не переходит право на здоровье получателя медицинской услуги, заключение договора с которым остается в обязанности ее исполнителя. 10) При оказании медицинской услуги возможно причинение вреда здоровью в ее товарной (потребительский деликт) и в профессиональной (ятрогенный деликт) части – в зависимости от того, вытекает ли он из обслуживания или из оказания медицинской помощи. 11) Оправданные и не оправданные с медицинских и юридических позиций телесные повреждения при оказании медицинских услуг могут быть распределены в три группы: неизбежные, составляющие существо воздействия на здоровье; допустимые, выражающиеся в проявлениях прогнозируемых рисков; недопустимые, являющиеся последствиями отклонений от медицинских технологий. Неизбежные и допустимые телесные повреждения должны охватываться информированным добровольным согласием как существенные условия договора. Вред здоровью при оказании медицинских услуг может происходить из отклонений от существующих технологий оказания медицинской помощи либо из пороков предварительного информированного добровольного согласия – в той мере, в какой не охваченная им медицинская помощь сопровождается присущими ей телесными повреждениями.[/spoiler]

avt-2008-33. Тихомиров А.В. Концепция социально-ориентированной модернизации здравоохранения: Автореф. дисс. … докт. мед. наук. – М., 2008; Тихомиров А.В. Концепция социально-ориентированной модернизации здравоохранения: Дисс. … докт. мед. наук. – М., 2008, 342 с.

[spoiler]Неспособность здравоохранения к реформированию изнутри сопровождается усугублением социальной обстановки в сфере охраны здоровья. В этих условиях государство в рамках приоритетного национального проекта вынуждено расходовать профицит бюджета на дополнительное финансирование здравоохранения для того, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение состояния социальной сферы. Социальная сфера, включая здравоохранение, осталась единственной, не подвергшейся приватизации, что обусловлено, во-первых, отсутствием опыта приватизации учреждений здравоохранения, поскольку нигде за рубежом (кроме стран СНГ) не существует учреждений здравоохранения, и потому процесс приватизации своей новизной и прагматичностью может быть чрезвычайно болезненным для граждан и вызвать кризис в социальной сфере. Во-вторых, приватизация повлечет разрушение существующей системы здравоохранения, исключая его системообразование на иных основаниях. В-третьих, опыт существования частной медицины свидетельствует о неуправляемом удорожании медицинских услуг, что увеличивает долю здравоохранения в ВВП и, в случае оплаты из казны – объем государственного финансирования здравоохранения. Вместе с тем необходимость разгосударствления бюджетных учреждений здравоохранения и преобразования их в частные коммерческие и некоммерческие организации (партикуляризации), как это существует за рубежом, назрела, так как государство и муниципальные образования не в состоянии обеспечивать их непродуктивное содержание. В целях преодоления этих негативных тенденций необходим единый, обеспечиваемый мерами должной организации процесс последовательной адаптации здравоохранения к политическому устройству государства, сложившимся в нем экономическим условиям и оформляющим их юридическим установлениям, что до настоящего времени не было предметом научных исследований. Этот процесс должен обеспечить сохранность принадлежности материально-технической базы здравоохранения, исключая приватизацию государственного и муниципального имущества, и соразмерность финансовых вложений из государственной казны решению задач в социальной сфере. Сложившееся реальное противоречие между все более возрастающей практической потребностью модернизации отечественного здравоохранения и отсутствием научных исследований по комплексному системному решению данной проблемы на основе концепции социально-ориентированной рыночной реформы отрасли обусловили актуальность и новизну настоящей диссертационной работы, определили ее цель и задачи.[/spoiler]

avt-2008-34. Тихомиров А.В. Проблемы правовой квалификации вреда здоровью при оказании медицинских услуг: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2008; Тихомиров А.В. Проблемы правовой квалификации вреда здоровью при оказании медицинских услуг: Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2008, 165 с.

[spoiler]Возникновение заболеваний, травм, отравлений требует обращения за медицинской помощью. Однако следствием медицинской помощи может быть не только избавление от недугов, но и их усугубление. Будучи воздействием на здоровье, медицинская помощь может представлять собой противоправное посягательство. Медицинская помощь не относится к числу гражданско-правовых категорий. Объектом гражданских прав является услуга. Медицинской является услуга, содержащая медицинскую помощь. Оборот медицинских услуг регулируется нормами законодательства о защите прав потребителей. Причинение ущерба здоровью, в том числе при оказании медицинских услуг, влечет соответствующую гражданско-правовую ответственность причинителя, если не содержит признаков состава преступления. Законодательство об охране здоровья граждан специальных норм, регулирующих отношения по поводу здоровья, не содержит. В отсутствие таких норм воздействие на здоровье может быть одинаково принято за правомерную медицинскую помощь и за противоправное посягательство. Поскольку медицинские услуги оказываются на основании договоров, постольку естественно ожидать, что договор восполняет регулятивную недостаточность законодательства в этих отношениях. А поскольку договор вносит в оформляемые отношения специфику обязательств по сделке, постольку, опуская те из них, которые могут и должны быть им охвачены (в частности, о мере воздействия на здоровье), оставляет их в сфере внедоговорных обязательств. Тем самым, деликт порождается договором, который – в отсутствие специального законодательного режима – оставляет неоформленными те правоотношения, которые в этом нуждаются, чтобы относиться к числу договорных. В современной науке отсутствует исследование вопросов правовой оценки вреда здоровью, причиненного при оказании медицинской помощи на основании договора. Множество проблем, возникающих в данной сфере, остаются неисследованными либо дискуссионными. Правовая база о деликтных обязательствах при оказании медицинской помощи на основании договора также недостаточно разработана и требует совершенствования. Этим объясняется актуальность настоящего исследования.[/spoiler]