Похоже, Скво еще будем вспоминать тихим, незлобивым словом…

Кого могут уволить? В первую очередь, министра здравоохранения Веронику Скворцову: о ее возможной отставке слышали собеседники в Кремле, правительстве, Госдуме, а также два человека, близких к руководству Минздрава. Источник в Думе оценивает вероятность отставки Скворцовой в 90%. Чиновник Белого дома более осторожен: поскольку указа об отставке нет, говорить о вероятности увольнения сложно.

Почему Скворцова? Неформальная причина: отставки министра здравоохранения добивается ее начальник — вице-премьер Татьяна Голикова, утверждают все собеседники «Проекта». Заместитель Дмитрия Медведева не считает Скворцову «своим человеком», и была против ее переназначения в правительство еще в прошлом году, однако, тогда добиться этого ей не удалось, утверждает один из собеседников. Сейчас шансы гораздо выше.

В правительстве обсуждают первые отставки: кого могут уволить?

Настоящая причина предполагаемой отставки Веронички все же, видимо, другая. Может быть, перевелись нуждающиеся в нейрореанимации на борту самолета, когда она летает. Или просто она, наконец, достроила и оснастила под завязку на столетия вперед научный центр имени себя, любимой, на Юго-Западе. Либо ее настиг, наконец, бумеранг всеобщей ненависти. Або аукнулись не к тому обращенные требования фильтровать базар коррегировать речевую продукцию.

Но соискатели ее кресла, как на подбор, не те.

Птенцы гнезда Голиковой – награждаемые непричастные – пугают в принципе.

Хотя, может быть, заслуженный врач Чеченской Республики и Республики Ингушетия – не худший вариант, пусть, как и соратница московского плитколюба, известными плюсами не обзавелся (но и негатива – не через край). А вот nouveau riche в юбке со степенью доктора медицинских наук и со шлейфом скандальных ассоциаций с самой Голиковой, следующая за ней в качестве кузины хоть в Счетную палату как знаток кинематографии, хоть куда и хоть в каком качестве – как Медведев при Путине – это оскорбительно даже для Скворцовой.

Все это – “темные лошадки”. Они широко известны, видимо, в чрезвычайно узком кругу, но только не обществу, врачам и пациентам. И те немногие сведения о них, которые просочились в общество, не вселяют надежд.

С их приходом, если что и будет происходить, то – максимум – их личное продвижение по карьерной лестнице. Например, имярек займет место Голиковой – по ее уходе на покой. Позитивных изменений в отрасли ждать не приходится.

Поэтому свержение Скворцовой – это лишь техническая победа Голиковой. Но точно не триумф одной из трех упомянутых персоналий (если вообще это не фейк или если откуда ни возьмись не появится иная креатура).

А вот ожидания общества – отнюдь не на стороне мнения той или иной фигуры во власти по поводу преемника Скворцовой.

Обществу не нужна бесконечная ложь руководителя профильного министерства. Обществу не нужен министр с нимбом непогрешимой святости. Обществу нужны дела, а не слова про то, что продолжительность жизни россиян с каждым годом увеличивается на века. Обществу нужна, наконец, реальная медицинская помощь, а не выстраивание всех под представления министра о здоровом образе жизни.

Обществу не нужна конфронтация врачей и пациентов. Обществу не нужна калечащая медицина. Обществу не нужно оправдание тотального нездоровья скудостью казны.

Обществу нужна охрана здоровья, а не здравоохранение. И фигура очередного министра, с широко закрытыми глазами пятящегося к неизвестному светлому будущему, людей не интересует. Им интересно, когда, наконец, с медициной станет хорошо, а не когда какой закон, какой указ, какое постановление, какой приказ снизойдет до малых сих.

Люди ждут, когда можно будет сказать: “А жизнь-то налаживается!”.

Уж сколько раз твердили миру…

Двадцать лет с хвостиком я занимаюсь своим делом. Четыре сотни публикаций, статьи, монографии. Неплохие наукометрические показатели. Правильный путь нащупываю ежедневным не самым легким трудом. И показываю его – вот ориентиры, мостите дорогу, ведите по ней за собой. Да только все не впрок.

Все не до этого. То кибернетик-страховщик мир строит под себя, то бухгалтер от бюджета, то самолетный нейрореаниматолог: “Очень приятно, царь. Очень приятно, царь…”. Им не до путей-дорог. И не до организации здравоохранения. Они приходят в здравоохранение на кормление. Это не вотчина – поместье, на время службы то есть. Ну вот временщики и дорываются. Им что здравоохранение, что посольство на Украине или Счетная палата – все одно. Последняя вон – неврологический храм под себя готовит около alma mater.

Ну и “по делам их узнаете их”. Один лишь замахнулся, вторая – издала циркуляр в обертке повеления, а третья заморачиваться не стала, а просто тупо все разрушила. Пожинать плоды предстоит еще долго.

[spoiler]А глупости всех все суммируются, накапливаются, но пока, видимо, не достигли критической массы. Ведь все по чуть-чуть вроде, а нарастает…

С недавних пор вот качество стало фетишем в здравоохранении. Требования к овеществленным объектам (лекарственным средствам, медтехнике, медицинским изделиям) просто перенесли на бестелесные фикции, отраслевые условности. Российское здравоохранение сосредоточилось на декларациях качества всего и всюду в практической медицине. Точкой приложения была избрана медицинская помощь, а источником заимствования традиционно стали США и Евросоюз. Это следствие имитации того, что есть там, без учета того, чего там нет, но что есть у нас. То, что Брекзит произошел и по причине различий правовых систем Европы и стран британского Содружества, осталось незамеченным. А, в частности, оттуда пришла странная идея относить безопасность к составляющим качества.

Качество – это характеристика товара. Товаром является медицинская услуга. Медицинская помощь товарной формы не имеет.

Качество корреспондирует цене товара. За качество потребитель голосует рублем – своим или чужим в его пользу. Качество – это предмет потребительского усмотрения, а не властного понуждения.

Однако значение именно усмотрения пациента было низвергнуто еще ниже с советских времен, а его согласие стало не более чем обременительной формальностью. Категория же договора в привязке к волеизъявлению пациента в Законе об основах не упоминается ни разу, хотя медицинская помощь в товарной форме услуги предоставляется пациенту на условиях обязательств перед ним, в том числе по качеству.

Но именно качество именно медицинской помощи стало предметом именно публичного администрирования в России.

При этом упущено было несколько детерминирующих ситуацию в сфере охраны здоровья обстоятельств.

Первое. За качеством медицинской помощи потерялись ориентиры на качество жизни. Социальная ценность качества жизни оказалась утраченной. И за три десятилетия это хорошо прочувствовали бюджетники, прежде всего, медработники.

Второе. Медицина в России стала опасной для пациентов. Реактивное безразличие медработников и неверная конфигурация приоритетов в государстве, отрасли и обществе сделали свое дело. Безопасность никогда и не была приоритетом власти нового времени, но именно в сфере охраны здоровья это оказалось фатальным: здоровье одного является объектом направленного воздействия других. Как осуществляют и должны осуществлять такое воздействие вторые, рискуя благом первого – все еще остается вопросом. И опасность этого воздействия, с одной стороны, законодательно приравнивается к любому другому, а с другой стороны – никак не минимизируется в отрасли.

Третье. Пациент остался за бортом фокуса внимания государства, в то время как именно он продолжает рисковать своим здоровьем – в том числе благодаря просчетам организации здравоохранения. На 90% медицина стала калечащей благодаря неграмотному управлению. Которому не дает ничего и такая же бесплодная наука организации здравоохранения.

Между тем общее законодательство, в частности законодательство о защите прав потребителей, содержит:

– во-первых, отличные от Закона об основах охраны здоровья определения, например, услуги;

– во-вторых, неизвестные Закону об основах охраны здоровья категории, например, недостатка предоставления (товара, работы, услуги) потребителю.

Объективно именно недостаток медицинской услуги и является точкой схождения организации здравоохранения и права, общего и специального законодательства, законодательства и осуществления права в отрасли.

Проблема в том, что законодательство не разделяет недостаток качества и недостаток безопасности услуги, что для целей охраны здоровья является определяющим.

Качество – это функция пользы, а безопасность – функция вреда. Мерой качества вред не может быть определен, измерен и оценен, и наоборот. Качество и вред находятся в разных системах координат. Соответственно, из пороков качества не вытекает вред, а повышение качества не улучшает безопасность.

Польза в медицине достигается ценой утрат, которые вредом являются далеко не во всех случаях. Ценой потерь от медицинской помощи предотвращается вред от развития патологии. Ценой меньшего урона упреждается урон больший. И различия – не очевидны, не сразу и не всем понятны. Польза медицинской помощи – от предупреждения вреда от патологии, а вред медицинской помощи – от пренебрежения правилами медицины. Польза медицинской помощи возможна лишь в пределах ее безопасности. Польза медицинской помощи – это не качество медицинской услуги, которое определяется выгодами ее потребительского приобретения. Польза медицинской помощи и медицинской услуги – разная.

Если недостаток качества медицинской услуги создает не более чем убытки (материальный вред) для пациента (или плательщика в его пользу), то недостаток безопасности оборачивается вредом личности (физическим или моральным). И страхование вопрос безопасности медицинской деятельности не решает – это всего лишь финансовый субститут имущественной ответственности.

Решение всего комплекса проблем кроется в организации охраны здоровья.

Собственно, здесь – кратенько, лишь по ленинским местам обширной проблематики. Все это – в моих давних работах. Как и пути решения проблем. Но, видимо, пока не будет “до основанья”, не будет и “затем”.

Ждем-с.

[/spoiler]

I’m rather old but it might come in handy to younger colleagues

I’ve got a letter here:

Faculty of Medicine

from admin@facmedicine.com

King’s College Hospital Dubai is hiring doctors (Consultants, Specialists and General practitioners in all specialties).

King’s College Hospital Dubai is due to open in January 2019. The 100-bed hospital occupies a site in one of Dubai’s largest residential developments and expansion plans for 2020 will increase capacity to 200 beds.

You can apply for the job through our website for free in 2 steps:

Step 1- Log in to your account on Facmedicine, update your data including (Job – Specialty – Date of Birth – Graduation Year – Phone Number – Nationality and Verify being a real doctor by uploading any valid document that includes your name and job)
You can update your profile here: https://forum.facmedicine.com/account/personal-details

Step 2- After updating your profile, you can choose the suitable job and upload your CV.
Check available jobs and apply here: https://forum.facmedicine.com/jobs/search-jobs
Don’t close your browser until uploading your CV is complete.

Once you update your profile and upload your CV, your CV will be available for Helene Gaubert recruitment specialist at King’s College Hospital London.

We also have available jobs for doctors from hospitals like As-Salam International Hospital in Cairo, Egypt – Al Qadi Hospital in Najran, KSA – Andalusia Hospital in Cairo, Egypt and others.

This is a free service for our doctors and also a free service for the hospitals.

Best Regards
Facmedicine Team

No idea why the letter was addressed to me – for I had completed the way of the clinician more than a couple of decades ago.

Но если звезды загораются, то ведь это кому-нибудь нужно? Значит — это необходимо, чтобы каждый вечер над крышами загоралась хоть одна звезда?

Тем более – в тему. Прямо сегодня – Доктор на экспорт. И уже давно – Работа врачом в Германии: 10 заблуждений. А еще – коллега из Белоруссии Дмитрий Мельников работает в Саудии и пропагандирует работу там.

Enjoy!

Кампанейщина наперегонки – дана отмашка?

Недовольство россиян здравоохранением растет

Чудовищные цифры: глава Счетной палаты «убила» всех отчетом. Татьяна Голикова рассказала, как расходуются бюджетные деньги

Федот Тумусов предлагает вывести страховые медицинские организации из системы ОМС

Страховые медицинские организации могут вычеркнуть из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Если это произойдет, они больше не будут выдавать людям медполисы. Да и финансовые потоки из территориальных фондов ОМС потекут напрямую в больницы и поликлиники, минуя посредничество страховщиков

ФОМС выступил в защиту страховых компаний

Безработное страхование. Журналисты обратили внимание на отчет Счетной палаты о работе в 2016 году

Платное безобразие в медицине: Нужны ли страховщики

Глава Счетной палаты считает целесообразным объединение государственных внебюджетных фондов – ФОМС и ФСС, которые входят в систему социального страхования. Это позволит снизить административные расходы

Медицина по звонку. Почему «прямая линия» президента не может заменить стране медицинскую помощь

«Черная метка» оптимизации. История с онкологической пациенткой из Апатитов, дозвонившейся на прямую линию Президенту РФ Владимиру Путину, стала поводом заявить о проблемах в здравоохранении на всю страну

Татьяна Голикова назвала оптимизацию здравоохранения бездумной

Как вывести здравоохранение из «состояния стабильно тяжёлого»: без значительного увеличения финансирования системы здравоохранения эту проблему решить невозможно

Депутаты Государственной Думы разработали законопроект, которым предлагается установить планку для расходов на здравоохранение в размере не менее 7 процентов от общего объема расходов федерального бюджета

Бесплатный сыр. Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Федот Тумусов внес на рассмотрение нижней палаты законопроект, запрещающий оказывать платные медицинские услуги в государственных и муниципальных учреждениях

Лиха беда начало

Минпромторг оценил эффект от введения карточек на продукты для малоимущихПродовольственные карточки появятся в России уже в 2017 году

ПОЧЕМУ НАЧАЛАСЬ И К ЧЕМУ ПРИВЕДЕТ КОНСОЛИДАЦИЯ РЫНКА ОМС

КТО, КАК И ЗАЧЕМ ИНВЕСТИРОВАЛ В 2016 ГОДУ В ЧАСТНОЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

Медстройки для «своих»