Вся Канатчикова дача…

В мобильном приложении «Справочник врача» 10,121 тысячи врачей-специалистов приняли участие в опросе об эффективности нынешней системы ОМС в России.

72% врачей выступили за ликвидацию системы ОМС

У нас, как известно, сейчас функционирует страховая медицина, финансируемая в основном через Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС).

В странах – членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на здравоохранение тратится 5–7% ВВП. И несмотря на определенные успехи российского здравоохранения, оплата труда медицинских работников остается невысокой, сохраняется и их дефицит, а доступность медицинских услуг и их качество часто недостаточны.

Уроки коронавирусной пандемии еще предстоит выучить, но уже ясно: здравоохранение нуждается в дополнительном финансировании.

Но и без нынешнего кризисного испытания система ОМС не имеет заявленного страхового характера.

Учитывая все эти обстоятельства, считаем необходимым провести давно назревшую реформу обязательного социального страхования и вывести из этого института финансирование здравоохранения. От несостоявшейся в России страховой модели медицины необходимо переходить к бюджетной модели.

Как реорганизовать здравоохранение в России. Нужно отказаться от страховой схемы финансирования

Если первые  — «не сделали скандала — настоящих буйных мало», то вторые рассуждают в парадигме «если кто-то кое-где у нас порой» с незатейливыми выводами, сделанными давным-давно другими.

Ну, когда врачи рассуждают не о своих зарплатах, а об организации государственных финансов — это просто откровенно смешно, хотя вызывает немалую грусть по поводу того, что нас лечат люди, отягощенные альтернативным пониманием своего места в истории.

Однако когда бывшие заместители министра социального развития переливают из пустого в порожнее, выдавая прописные истины за откровения, это только грустно — и никакого смеха.

Ну, действительно, о том, что медицинское страхование лишено страхового (рискового) смысла, я написал с обоснованием еще в первой монографии, вышедшей в начале 1996 года, т.е. четверть века назад.

Между тем страховая медицина (Германия, Израиль) в модификации модели Бисмарка отнюдь не противоречит идее социального страхования — ровно наоборот.

И тамошние больничные кассы — проводники именно социального, а не рискового страхования.

Тогда кому нужна национальная модель здравоохранения, учитывающая как мировой опыт, так и российскую историческую и социальную специфику, которая  может стать краеугольным камнем в создании в стране социального государства, адекватно отвечающего на вызовы XXI в.?

Может быть, хватит уже колхозить, делая из конфетки унылое г@вно?

Неужто не внятен опыт инъекции в СССР-овскую модель Семашко с ее учреждениями здравоохра полутора миллилитров германской страховой медицины, разбодяженных в процессе введения российской рацухой до состояния ОМС?

И что предлагается в номинации бюджетной модели?

Назад в СССР или вперед в СССР?

Во что предлагается войти дважды: в лужу или в Лету?

Даже если возродить социализм, СССР уже не получится.

Но и дело-то вовсе не в социализме, бюджетной модели или краеугольном камне.

Дело в том, кому будет служить социальность государства — социуму или государству?

И как служить — по горизонтали координации общества или по вертикали иерархии власти?

А вот на этих вопросах фантазия авторов обрывается.

 

UPD от 02.07.2020.

Пандемия COVID-19 вновь подняла волну дискуссий на тему — какой должна быть идеальная модель здравоохранения? Не пора ли осуществить реформу, чтобы вернуться к старой советской бюджетной модели финансирования?

И апологеты возврата к бюджетной модели финансирования здравоохранения начали призывать к активным реформам. Например, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова заявила, что рыночные инструменты управления к здравоохранению неприменимы. Эксперт высказалась за изменение вектора развития российского здравоохранения и предлагает вернуться к централизованной системе управления и госфинансированию медицины. В Госдуме уже создана рабочая группа по возврату отдельных медицинских профилей к финансированию из бюджета.

При этом многие эксперты видят в этом перспективы дальнейшего краха российской медицины. Ведь мы уже далеко ушли от Советского Союза, где госраспределение средств на медицину строго контролировалось руководящей рукой партии. Сегодня таких действенных механизмов в России просто нет.

Как отмечает глава Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов, в странах, где сегодня выбрали преимущественно бюджетную модель финансирования здравоохранения, смертность от COVID-19 фиксировалась в среднем в 2 раза выше, чем в странах со страховой моделью: «Мы видели, что происходило в Италии, Британии, Испании. Страны со страховой моделью здравоохранения справлялись с коронавирусной инфекцией значительно лучше тех, кто выбрал бюджетную модель. Ничего лучше страховой модели мир пока не придумал».

Ну, насчет ностальгии по централизованной системе управления и госфинансированию медицины — тут как бы дополнить нечего: если истина не совпадает с мнением автора этой идеи — тем, видимо, хуже для истины.

Что же до мнения ее оппонента, то было бы не нормально, будь страховщик против страхования. Только вот ковидные аргументы странные: смертность там выше, где власть не приняла карантинных мер. Корректный пример для сравнения поэтому — не Италия с Великобританией, а Швеция с соседней Норвегией.

И уж точно наш бастард медстраха — никак не сопоставим с моделью страховой медицины в странах, где она существует.

Наши «медицинские страховые организации» даже издали или, наоборот, под микроскопом не напоминают больничные кассы.

В мире нет и учреждений здравоохранения. Вообще. От слова «совсем». Понятно, что и в государственной собственности поэтому медицинских организаций (субъект+объект в сборе) за речкой не существует.

А потому — как бы то ни было — ни в какой стране государство не перекладывает из одного своего кармана (в порядке финансирования здравоохранения) в другой свой же карман (в порядке поступлений бюджетных средств в государственные учреждения здравоохранения).

И по этой же причине нигде просто невозможно тупое посредничество коммерческих страховых организаций в этой цепи финансирования государством государственных учреждений.

Слова, слова…

Сергей Миронов предлагает упразднить ФОМС, переподчинить Роспотребнадзор Минздраву и изменить систему финансирования отрасли. Он выступает за централизацию управления здравоохранением, в том числе за счет создания подведомственной правительству государственной корпорации, отвечающей за лекарственное снабжение и создание резервов медицинских средств на случай чрезвычайных ситуаций. Нужно ликвидировать Фонд обязательного медицинского страхования и принять за основу бюджетную систему планирования расходов со стимулирующими выплатами.

Минздрав сейчас выполняет функции по нормативно-правовому регулированию, а деньгами и вертикалью управления располагает ФОМС. Предлагается переподчинить Минздраву Роспотребназор. Главный государственный санитарный врач России должен стать первым заместителем министра здравоохранения. Тот факт, что эпидемиологический надзор входит в структуру Роспотребнадзора и не зависит от Минздрава, привели к невозможности оказывать гражданам полноценную плановую медицинскую помощь. При этом Роспотребнадзор использует мощности системы здравоохранения в интересах борьбы с коронавирусом, часто перепрофилируя медицинские организации, бросая на передовую борьбы с инфекцией неподготовленных для этого медицинских работников.

Сергей Миронов предложил президенту упразднить ФОМС

Как показала жизнь, и когда зачинали первенца, ФОМС, и позже — когда настрогали Роспотребнадзор, работали иные части тела, чем голова.

И вот начали «прозревать», то Рошаль, то Матвиенко, то вот Миронов призывает вперед в прошлое, вернуть все взад — и будет нам счастье. Тут и бюджетное распределение без прожорливых посредников псевдо-страховщиков, и санэпидслужба в лоне Минздрава, и мобилизационная милитаризация медицины (сокращенно для наглядности — МММ).

А, может быть, все же разобраться для начала во всем в целом и общем и по нисходящей — в частностях?

Вот интересно, когда плодили эти нежити, думали, как им предстоит интегрироваться в российскую действительность?

Слизать немецкую модель страховой медицины оказалось не просто, а очень просто, с несколькими «но»: она работает на своей родной почве, она не допускает рационализаторских глупостей и она предполагает не более чем посредничество государства в переходе денег из карманов налогоплательщиков в больничные кассы, представляющих интересы пациентов перед клиниками.

Но у нас-то и финансы, и клиники (в российском варианте учреждений здравоохранения) принадлежат государству, и как не колхозь «внебюджетные» фонды, в больничные кассы их не перекрасишь. А предположить, что интересы пациентов перед государственными учреждениями здравоохранения будут представлять государственные же, хотя бы и «внебюджетные» фонды, может только человек, сильно измученный «Нарзаном».

Аналогично и с Роспотребнадзором. Попытка слизать американскую FDA изначально была, мягко скажем, сомнительной. Штаты-то — не социальное государство. Там нет государственной службы управления присвоенной медицины под названием Минздрав.

А у нас в верхах решили впихнуть невпихуемое (голубое и высокое) в один флакон. И сделали «вдруг» агенства и службы, как за речкой. И разнородный опыт разных стран совместили а единой административной реформе. Я еще не видел, например, вора, который, чтобы украсть полотно из музея, просто разрезал бы полотно посредине, как придется. А здесь все смешалось в доме Облонских, тут тебе — и Роздравнадзор, и Роспотребпозор…

И это вместо того, чтобы разобраться, что у нас не подходит нынешнему времени — свое, доморощенное. Ведь только убрав то, мешает, можно строить то, что делает существующее лучше. Осталось бы существующее.

Коронавирус и пена

Я понимаю, когда о коронавирусе судит вирусолог. Академик РАН спрогнозировал ситуацию с коронавирусом на пике эпидемии. Ведущий российский инфекционист, советник директора Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Виктор Малеев в интервью «Парламентской газете» спрогнозировал, как будет складываться ситуация с заболевшими COVID-19 на пике эпидемии в России. По его словам, больше всего зараженных будет в Москве, причем даже при наступлении фазы завершения пика больных в столице будет больше, чем в регионах, где пик из-за высокой вероятности его позднего наступления на тот момент может только продолжаться.

Голикова рассказала о темпах выхода России из режима самоизоляцииПо ее словам, все в руках самих россиян. По ее словам, особо показательными днями станут 14-16 апреля. Однако полный выход России из ограничительных мер возможен только к лету, считает Голикова. Тоже понимаю: политик оглашает выверенные данные.

Но когда клоуны пускаются во все тяжкие — это уже что-то за гранью.

Вирусолог рассказала об особом сценарии эпидемии коронавируса в России. Вирусологом оказалась директор самостийного Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович. Которая даже не врач. Ни разу. А просто в каждой бочке затычка, куда удастся просочиться. и где как удастся самоназваться. По ее словам, российский сценарий пока не похож на другие, и это связано с несоблюдением москвичами режима самоизоляции. «Это не более оптимистичный греческий или австрийский сценарий», — посетовала она. При этом врач отметила, что если бы в России не вводились меры самоизоляции и дистанцирования, «у нас были все шансы пойти по американскому, итальянскому или испанскому варианту». Что ж, очень глубокие мысли.

Еще один пассажир любого вагона с фото- или видеокамерой — Врач рассказал о парадоксальной ситуации с коронавирусом в МосквеВ Москве сложилась парадоксальная ситуация с изменением индекса самоизоляции и распространением коронавируса. Об этом в эфире программы «60 минут» на телеканале «Россия» заявил президент Российского медицинского общества, профессор, доктор медицинских наук Евгений Ачкасов, передает РИА Новости. Ну да, новое слово! Какое только амплуа тусовщик не примерял — и члена общественного ларька, и еще много всяко-разных, а вот нигде толком засветиться не получается! Лавры всяких мелик-гусейновых и крестинских не дают покоя, но даже в Сбербанк не приглашают! Все получается на подтанцовке.

Интересно, сколько еще пены соберет коронавирус?

Время неожиданностей

На дворе начало марта. В начале февраля наш попрыгун уже удивил народ тем, что его среди прочих лиц известной социальной ответственности «снял» Греф.

Видимо, даже там оказался не ко двору.

И вот опять новость: Давид Мелик-Гусейнов стал вице-губернатором Нижегородской области

Полагаю, что, вполне возможно, в обозримом будущем увидим мы нашего пассажира Министром здравоохранения страны.

Это не реклама, простое совпадение.

Вот интересно: вперед — в прошлое или назад — в будущее?

«Вы представляете, Владимир Владимирович, если бы армия у нас сегодня была бы построена так, как здравоохранение? Командиров дивизий, армий и рот назначал бы губернатор, финансирование шло бы из регионального бюджета, с добавкой из федерального, за военную подготовку отвечал бы губернатор?» ­— задал риторический вопрос Леонид Рошаль. Он убежден, что в вертикальной системе управления здравоохранением губернаторы тоже найдут себе место.

Леонид Рошаль вновь назвал советскую систему организации медицинской помощи одной из лучших в мире, доступной и удобной для пациентов. Сейчас утеряна управляемость в здравоохранении, заявил доктор Рошаль и пожаловался, что предложение согласовывать назначения региональных министров или руководителей департаментов здравоохранения с федеральным министром правительство «похоронило».

«Мы выступаем за единую национальную систему управления здравоохранением… Мы каждый день на передовой, мы армия», — обобщил Рошаль предложенные Национальной медицинской палатой поправки в Основной Закон страны.

Леонид Рошаль предложил вернуть здравоохранению вертикаль власти

Президент Нацмедпалаты предлагает в п. «е» ст. 71 Конституции, определяющей, что входит в ведение Российской Федерации, добавить фразу: «Установление единых правовых основ организации медицинской помощи».

П. «ж» ст. 72, посвященной совместному ведению РФ и субъектов, предлагается дополнить следующим: координация вопросов здравоохранения, включая вопросы укрепления общественного здоровья, создание условий для ведения здорового образа жизни, обеспечение оказания доступной и качественной помощи.

В ч. 1 ст. 132 Конституции, где говорится о полномочиях органов местного самоуправления, добавить обязательства по обеспечению доступности медпомощи. «Учреждения здравоохранения в местах местного самоуправления оказались в какой-то мере бесхозными, всё передано на уровень субъекта. Только в небольшом числе субъектов вернули здравоохранение вниз. Крыша протекла, дорога разбита, не ходит транспорт, предоставление нормальных условий жизни медицинским работникам – многие социальные вопросы и прочие повисли. С нашей точки зрения, эти и другие вопросы должны остаться за муниципалитетом», – пояснил Рошаль.

РОШАЛЬ: В КОНСТИТУЦИИ НАДО ПРОПИСАТЬ ВЕРТИКАЛЬ УПРАВЛЕНИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЕМ

 

 

Похоже, не наигрался. Роется в прошлом, цепляясь за соломинку привычных воспоминаний.

А понять и принять настоящее уже не в силах.

Ему не понять, что проблема-то в том и состоит, что социалистическая модель здравоохранения по Семашко до сих пор сохраняется притом, что вокруг давно уже другой строй, для которого эта модель категорически не подходит.

Ему не понять, что в мире горизонтальной координации любая попытка вертикальной субординации обречена. Даже если вертикализация всего и вся в стране искусственно удерживается всей мощью репрессивного аппарата государства.

Ему не понять, что вместо вертикализации здравоохранение нужно переформатировать с модели Семашко на ту модель, которая соответствует нынешнему государственному строю и гражданской организации общества.

Предлагать в такой ситуации милитаризацию здравоохранения в качестве эталона — по меньшей мере, не умно. Это если очень мягко.

Ну почему мы все являемся заложниками таких вот высказываний людей, не вполне отдающих себя отчет в своих словах?

Это ведь явная недоработка коллег-психиатров, особенно в геронтологии.

На мой взгляд, нужен специальный реестр допуска публичных людей к публичным высказываниям, тиражируемым СМИ, по степени безобидности разных вариантов энцефалопатии — ради сохранения психического здоровья общества.

Это сразу уменьшит плотность информационного шума и увеличит значимость мнений действительно знающих людей для целей социального развития страны.

А для размещения высказываний тех, кто избегающет верифицирующих обследований, создать информационное гетто, резервацию специальных СМИ соответствующего уровня доверия.

Это тут же решит проблему. Общество будет получать выверенную информацию не под некий «вес»персоналии, а под реальные знания и соответствующие доказательства со стороны ее транслятора. А любителям тухлинки она будет доставаться в качестве изыска, а не так, как сейчас — всем, без разбору, безудержным потоком.

Ребята, а вы читать не пробовали?

Национальная медицинская палата предлагает исключить из основных понятий Федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «медицинскую услугу», сообщила руководитель юридической службы палаты Лилия Айдарова. Понятие «медицинская помощь» НМП предлагает считать «комплексом мероприятий, направленных на поддержание и восстановление здоровья, включающих в себя медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение».

Национальный институт медицинского права считает, что «медицинская услуга» — это «медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, предоставляемых на возмездной основе за счет личных средств граждан, средств юридических лиц и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования».

Членам Гильдии защиты прав медицинских работников представляется целесообразным исключить понятие «медицинская услуга» из законодательства. Кроме того, в гильдии считают уместным принятие новой главы закона «О защите прав потребителей», разъясняющей возможность и особенности применения данного закона в медицинской деятельности.

Дмитрий Морозов полагает, что это понятие из законодательства убирать не следует, но нужно найти ему место. 

Готовятся поправки в законодательство в части применения понятий медицинской помощи и услуги

Я уже 20 с лишним лет назад начал описывать решение тех проблем, некоторые из которых они поднимают только сейчас, с удивлением узнавая об их существовании.

Странно врачам было бы рассказывать, как устроено человеческое тело. Они изучению этого посвятили шесть лет — от простого к сложному, от малого к большому.

Странно было бы юристам рассказывать основы теории правовых средств — они тоже должны были это изучать на университетской скамье.

Но почему-то те и другие полагают, что могут поворачивать реки вспять вместо того, чтобы просто изучить матчасть.

Нет, у каждого амбиции перекрывают канал когнитивных частот — у одних плечи чешутся под эполеты, у других — лопатки под ангельские крылья, у третьих — череп жмет и вокруг свечение нимба святости в сумерках проступает.

Недосуг великим.

Мне — сугубо фиолетово, что «ни в чьих глазах не нахожу приют» (с). Но взрослым людям посмешищем-то выставлять себя зачем?

Поистине: чукча не читатель, чукча мыслитель.

Мало клоунов-законодателей

Владимир Путин в Послании Федеральному собранию 15 января предложил внести радикальные изменения в Конституцию страны. В частности, он выступил за расширение полномочий Госсовета, Совета Федерации, Госдумы и органов местного самоуправления.

В том числе работать над поправками будут президент Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева Лео Бокерия и сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта, президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии и Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль.

Лео Бокерия и Леонид Рошаль вошли в рабочую группу по подготовке поправок в Конституцию

Они, наверное, сидят на тех же стульях, что стоят в Госсовете, Совете Федерации, Госдуме и органах местного самоуправления.

Ну и, видимо, по тем же основаниям признаются компетентными в выработке предложений в Основной закон страны.

Ну а чо, логично: не только же актерам и спортсменам творить законы.

«Мы должны понимать, что расследование таких неблагоприятных событий должно вестись открытым способом. Врач не должен камуфлировать. Но если существует угроза уголовного преследования, то это происходит неизбежно, когда по истории болезни мы не можем оценить достаточно детально, что произошло, – заявил Мурашко в своем выступлении на Гайдаровском форуме – 2020 в РАНХиГС. – Поэтому уголовное преследование врача должно быть минимизировано, к этому должно быть четкое показание – только халатность. Все остальное должно уходить не в уголовное поле, и к этому приходят все главы министерств здравоохранения».

МУРАШКО: УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ВРАЧЕЙ ДОЛЖНО БЫТЬ МИНИМИЗИРОВАНО

Вот интересно, может ли он быть причастен к оценке историй болезни для расследования «неблагоприятных событий» в целях уголовного преследования врачей? Что, какой багаж знаний, бэкграунд и/или статус ему позволяет судить об этом? 

А врач под угрозой оного не должен камуфлировать — что, кого, где или как?

Он сам-то понимает, что несет?

Халатность — это показание, чтобы снимать с должности таких вот попугаев. Халатность — это форма вины должностных лиц, к числу которых он и относится. А врачи-клиницисты — не должностные лица, чтобы им вменять халатность. Впрочем, знать это — задача юристов, а не болтунов при должности.

Минимизировать уголовную ответственность — это как? Урезать? Сократить? «Тут читаем, тут не читаем, тут рыбу заворачивали…»? Пусть калечат, убивают, лишь бы не было войны? Или просто нужно что-то сказать, а умного и по делу в голову не приходит?

Что и должно быть минимизировано, так это допуск глупых профанов к власти.

А он еще генералом силового блока, видимо, вознамерился стать: плечи ждут эполетов. 

Медицина в кривых зеркалах

В медицине, политике и спорте (педагогике и далее со всеми остановками), как известно, разбираются все. Все это страшно раздражает, соответственно, врачей, политиков, спортсменов и остальных. Но это не мешает каждому из них продолжать разбираться не в своем. Типичный пример — саксаул, посчитавший себя аксакалом.

И вроде пишет, в общем-то неглупые вещи, но это не мешает ему в итоге скатываться к глупостям.

Итак, сначала — о правильном.

Условно в Минздраве сидит человек и он видит, что хирург Каабак делает что-то не так – неправильный препарат использует, неправильный протокол, не согласованный с Минздравом. При этом у него потрясающие результаты. Он берется за случаи, за которые больше никто не берется.

Минздрав раздражает, что делают что-то не так. Берем и увольняем – он же нарушает. Но этот человек из Минздрава перед увольнением врача должен задуматься, а может ли у нас кто-то еще делать такие пересадки? Он заходит на сайт института Шумакова и видит, что да, там маленьким детям делают пересадки. Но то, что институт Шумакова делает пересадки почек детям с весом более 10 килограммов, для этого человека не так важно. Ему для этого квалификации не хватает.

И неожиданно выясняется, что Каабак в стране один. Уникальный врач, который один на 140 млн человек делает такие операции детям. А ты не в курсе просто. Ты настолько некомпетентен, что просто берешь его и увольняешь. Это все говорит о тотальном непрофессионализме.

У нас почти все врачи делают то, что не рекомендовал Минздрав. Это было всегда, но наказывать начали в последние 3-4 года.

Потому что кто-то дал такую команду. Ничего нового не произошло. Все делают, как делали. И вот начали всех давить вместо того, чтобы договориться. В Минздраве идут по самому простому пути. По пути наказания. Мы всех накажем, все испугаются и будут делать правильно.

А дальше — сплошная клиника, бред, если смотреть глазами юриста.

Основная проблема в том, что у нас нигде не определено, что такое врачебная ошибка, даже терминологически мы ее не понимаем. Если мы возьмем за основу международное определение врачебной ошибки – это «добросовестное, не злонамеренное заблуждение врача», то судить за это невозможно.

Ну есть определенный принцип доказательства вины. Вот представьте себе, что вы делаете операцию, у человека аномальное расположение сосудов и в процессе вы ему разрезали сосуд, он умер от кровотечения. Это врачебная ошибка. Но вы не знали об аномальном расположении сосудов. Это ни одним исследованием нельзя проверить. Это нельзя предположить. Нужно вас судить?

В мире эта проблема решена так – есть отдельная ассоциация, которая определяет степень вины того или иного врача. Они определяют, халатность это была или непреднамеренная ошибка.

У нас для следователя «ошибка» равно «халатность».

Потому что он не готов разбираться, мог врач знать, что там аномальное расположение сосудов или нет. Человек умер – все. У каждой ошибки есть фамилия, имя и отчество, и… возбуждаем уголовное дело… процесс такой примерно.

Поэтому возникают такие чудовищные истории, как с Элиной Сушкевич. Есть явно какой-то человек, который преследует свои цели, который обвинил врачей в убийстве. Следователи не имеют специального образования, они обращаются к экспертам. Эксперты у нас такого уровня бывают, что лучше бы они не работали. Даже если они в высоких профессорских и академических званиях, это не говорит о том, что они качественные специалисты. Написал такой человек, что сульфатом магния можно убить младенца, – и это уже доказательство вины. А зачем, почему, как такое возможно – кого это интересует. Следователь думает: «Ну, он же эксперт, ему виднее».

Какое такое международное определение врачебной ошибки? Ну, даже, положим, кто-то где-то собрался в тусовку и что-то там заявили в качестве собственного определения, которое сами же и назвали международным (в тусовке оказались тунгус, папуас и немец). И — ?

Где судят за врачебные ошибки? Всюду ответственность наступает только за ПРАВОнарушения, хоть обобшибайся.

Какое отношение доказательство вины имеет к разрезанному сосуду? Ну, не знаешь про вину — почитай в Сети хотя бы.

Какая еще ассоциация в мире определяет степень вины? Человек вообще понимает, о чем бредит?

Для какого такого следователя «ошибка» равно «халатность»? Следователь понимает, что халатность — это форма вины должностного лица. Которым является врач от завотделением и выше при осуществлении этих, а не клинических функций. А клиницист должностным лицом не является.

А зачем так глумиться над коллегами-экспертами? Они — сплошь неквалифицированные? Они — НЕкачественные специалисты? А как об этом судит невропатолог-менеджер? А что ему позволяет судить о квалификации, уровне судебно-медицинских экспертов?

А чтобы следователь не думал «Ну, он же эксперт, ему виднее», в процессе участвуют профессиональные юристы в качестве судебных представителей (в делах гражданских) и защитников (в уголовных делах).

Ну вот зачем так безапелляционно дискредитировать себя в глазах всех тех, кто вопросом действительно владеет? Чтобы самовыразиться? Чтобы — что?

Ну я понимаю, когда профессиональный клоун с тысячей незаконченных и неначатых еще высших образований резвится в каком-то диссоциативном воплощении одной из своих расколотых личностей — ему простительно.

Журналистка вот еще самовыразилась: Криминальное мышление: уголовная ответственность вредит медицине. Почему правозащитники против уголовного наказания за врачебные ошибки

Президент общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский, комментируя ситуацию с наказанием врачей за непреднамеренные ошибки, отметил, что сами пострадавшие пациенты или родственники погибших в редких случаях хотят видеть врача за решеткой.

Саверский подчеркивает, что медики делают все, чтобы заранее снять с себя ответственность за возможную ошибку из-за страха перед реальным уголовным наказанием: подлоги, ложные диагнозы в историях болезней и так далее.

«Медицина сегодня является единственной профессией, которая регулируется нормами Уголовного кодекса. Представьте, что журналиста за фактическую ошибку в статье могут посадить… Фактически у нас существует презумпция вины врача», – говорит общественник.

Перевод наказания для врачей за непреднамеренные ошибки в сферу административного права поможет исправить эту ситуацию и защитить интересы пациентов, уверен собеседник.

То есть, для начала, один Саверский — это правозащитникИ. Их много. Они толпами ходят и всем демонстрируют плод своего больного воображения. Наверное, с позиции его самого — это так. Его — много. Но у журналистки-то — что-то типа расщепления восприятия?

Утверждение, что «Медицина сегодня является единственной профессией, которая регулируется нормами Уголовного кодекса» — это, конечно, что-то вообще за гранью. То есть никто, кроме врачей, преступлений не совершает; ничто, кроме УК, врачебную деятельность не регулирует! А ничего, что УК РФ устанавливает, во-первых, ответственность; во-вторых, за отклонения от условной изолинии медицинской деятельности, а не регулирует саму эту деятельность? А ничего, что, собственно, регулирует медицинскую деятельность Гражданский кодекс РФ, для этого, собственно, и предназначенный?

И у этого все тоже тот же рефрен: мол, проблема — врачебная ошибка! Только вид — сбоку.

И еще откровение: «Фактически у нас существует презумпция вины врача». А ничего, что у нас и уголовный процесс — тоже состязательный? А ничего, что вину надо доказывать? И в уголовном процессе это должен делать следователь. А в гражданском — ответчик должен доказывать свою невиновность. И это — отнюдь не презумпция вины. Это — распределение судом по закону бремени доказывания между сторонами. Более того, по медицинским гражданским делам применимые нормы права (ст.ст.1079, 1095 ГК РФ) предусматривают безвиновную ответственность причинителя. Т.е. ответчик должен доказывать не невиновность, а непричастность к причинению вреда.

И уж совсем наглядное свидетельство запредельной дремучести этого перца — разглагольствования про административную ответственность врачей.

Когда много лет назад я учился на юрфаке, преподаватель административного права очень метко окрестил административные правонарушения словом «преступленчики». То есть вроде не преступления, а что-то рангом пониже и пожиже. В последующем я понял, что административное право в целом — не более чем свидетельство неспособности власти упорядочить некоторые виды общественных отношений в некоторых сферах человеческой деятельности с помощью норм гражданского права. И только.

И жизнь подтверждает правильность этого понимания. Наш КоАП и прежде был нехуденьким, а в последние два десятилетия и разбух немерено, и постоянно обновляется «бешеным принтером». И действительно, подчинение гражданских отношений нормам гражданского права — не приоритет нынешней власти. Это же надо думать, знать, уметь — ну, откуда среди актеров, спортсменов и прочих законодателей такие мыслители, знатоки и умельцы?

Легче сузить, ограничить, запретить. Что, собственно, мы и наблюдаем все эти десятилетия. Модели правомерного поведения — нет, зато есть глубоко проработанная концепция преследования за то,на что хватило коллективного и неколлективного разума всех причастных к законотворческому процессу.

А если не хватило где-то как-то в чем-то, то это — проблема тех, кто по этим недо-правилам несет полновесную правовую ответственность. Ответственность законотворцев за качество законов у нас не предусмотрена.

Вот и хлебаем полной ложкой несовершенный продукт их далекой от ответственной эффективнсти деятельности — и получаем, что получаем. И тогда что удивляться, «платным» услугам, «халатности» врачей, врачебным «ошибкам» и т.д.?

Медицину уничтожают интоксикация глупости и бациллы невежества

Прочитал статью абсолютно мне не известного прежде журналиста Андрея Маленького с претенциозным названием «Кто экстремист? Кто уничтожает медицину в России?«.

Статье препослана аннотация: Как нам справиться с интоксикацией пациентским экстремизмом и искоренить бациллы врачебного экстремизма?

Все в одном флаконе: и экстремизм, и его фокусировка, и уничтожение медицины, и поляризация интоксикации и бацилл.

Это, конечно, заказуха в чистом виде. Но симптоматичная.

Намедни тут отраслевой наш голубь мира поп Гапон как раз и породил эту странную связку: маргиналы, мол, с обеих сторон. И те, кто благодарность в карман белого халата требует упредительно, и те, кто, как агнцы на заклание, попадают в лапы злобных манипуляторов с дипломом юрфака.

«Мы знаем юристов, которые, как пиявки, сидят на нашем теле, которые выискивают родственников больных, у которых были осложнения, маленькие или большие, и подают в суд, в следственные органы…». В современных процессах счет идет уже не на тысячи рублей, а на миллионы, отметил он: «И много народа, падкого на это».

Много лет назад, в 99-м или 00-м, помнится, я уже слышал один-в-один эту фразу от другого профессора. Дело было на одной из первых конференций «Медицина и право» (Институт «Открытое общество . Фонд содействия». Международная Академия предпринимательства). Когда до меня дошла очередь, я начал выступление с того, что прямо и открыто заявил, что я, как раз, тот самый, кто… (далее по тексту). Реакция собравшихся была ожидаемая — зал взорвался от хохота. Инициатор сидел весь красный, как вареный рак — я боялся, не случился бы удар у пожилого недоросля. Тот как бы отделял себя, этакого защитника врачей, от таких, как я — юристов на стороне не халата, а права. И вот — еще один!

Фразеологический пафос последнего — совсем другой, а смысл — тот же.

Казалось бы, говорит разумные вещи:

«Время, когда человек становился доктором только потому, что кое-как сдал экзамены, получил диплом сразу после окончания вуза, заканчивается. Впервые, как это принято в передовой мировой врачебной практике, запускается процедура допуска врача к врачебной деятельности. Потому что нас не должны лечить двоечники и троечники. Врачи — это каста. Надо в разы увеличить прием в вузы и отсеивать после первого курса, затем — после второго и так дальше. Так получится элита».

Но вот что интересно: сам-то он получил допуск не в условиях передовой мировой врачебной практики. И сын его (а мой сокурсник) — тоже. И я, прежде чем встать к столу на место оперирующего гинеколога, и интернатуру закончил, и ординатуру, и еще поработал. И не считаю, что «кое-как». И да, я не отношу себя к элите. Но уж точно не считаю элитой и его, да и 90% нынешних бонз-функционеров.

Я считаю элитой тех, кто работает в маленьких больничках по городам и весям — не «благодаря», а «вопреки». Вопреки инициативам и пустопорожней болтовне рошалей, скворцовых и иже с ними. Этим нужно утвердить себя, любимых, на фоне тех, кого ОНИ признают или готовы признать элитой. А вот мне глубоко фиолетово, кто является элитой в их глазах. Для меня, например, элита — это хирург Андрей Владимирович Славнов из Селятинской больницы и такие, как он, — простые труженники клинических будней.

Так вот месседж послания Рошаля вполне прозрачен: он тупо хочет возглавить процесс «допуска врача к врачебной деятельности«. Только вот хотелка не дотягивает. Отсюда этот старческий «плач Ярославны». Не получается так, как хочет Рошаль. И не получится. Даже если еще десяток журналистов маленьких напишут комплексный панегирик в адрес нацмедпалатмейстера. Потому что рошалей в стране — семеро с ложкой, а славновых — единицы с сошкой.

И тут вопрос не в экстремизме, конечно. Слишком это близоруко и примитивно. Какой экстремизм, если речь просто о тех экономических возможностях, который каждый использует так, как считает нужным и хочет сам, а не так, как хочет и считает правильным Рошаль? Мало кому интересно, что хочет Рошаль, когда речь — не о кармане Рошаля.

Хотят врачи зарабатывать так, как не нравится Рошалю, — они и зарабатывают. Хотят юристы зарабатывать так, как не нравится Рошалю, — и они тоже именно так и зарабатывают. Хочет еще кто-то зарабатывать так, как он умеет, как ему нравится, как он считает нужным и возможным для себя, как необходимые для этого возможности складываются в обороте, — так этот кто-то и зарабатывает, нравится это или не нравится Рошалю або кому бы то ни было еще.

Следовательно, вопрос — в возможностях. Если уж что-то менять, то — условия. Чтобы с ними менялись и возможности. Чтобы нужды, потребности, запросы людей — по обе стороны белого халата — совпадали с их возможностями. И не иначе. Потому что под дудку рошалей — и кого бы то ни было еще — люди плясать не будут. Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Это старая известная истина.

Отсюда: это Рошалю нужно завести другой глобус, чтобы понимать положение вещей. К несчастью, он уже слишком давно не в том возрасте, чтобы хоть как-то меняться. Его когнитивная живость, подозреваю, угасла лет тридцать назад.

Поэтому ориентироваться на точки отсчета в его системе координат, как это делает журналист Маленький, видимо, не стоит.

Странная вещь: Рошаль рассуждает о врачебном профессионализме как о выходе из образовательного процесса в рабочий процесс. Точнее — в работу в учреждениях здравоохранения. Еще точнее — в качестве служащих бюджетной сферы. Чуждая его тонкой душевной организации частная медицина вроде бы состоит не из врачей, не из профессионалов — по крайней мере, не из российских.

Это ничуть не мешает ему ссылаться на то, что на проклятом Западе на охрану здоровья тратится 10% от ВВП. Не уточняет при этом, правда, что эти проценты ВВП тратятся не на содержание государственных учреждений здравоохранения, которых там попросту нет.

Не уточняет при этом также, что на Западе эти проценты идут и не на содержание полчищ административного люда.

Умалчивается и о том, что если бы в какой-то из стран Запада администрировали заработок врачей так, как в России, они тут же перебрались бы в другие страны, где этого нет. А этого нет нигде. Поэтому любые ссылки на Запад у нас не состоятельны в принципе.

Спев осанну Рошалю, журналист Маленький принялся чехвостить саму тусовку, на которой выступал имярек. В общем-то правильно, что Всероссийский союз пациентов — объединение вовсе не пациентов, а организаций, притянутых за уши их руководителями. Как и вообще поле пациентской общественности усеяно вовсе не теми.

«Помимо ВСОО пациентов и Совета общественных организаций при Росздравнадзоре, есть и множество других общественных организаций, ассоциаций, фондов, партнерств, союзов пациентов по большинству видов их заболеваний. Есть множественные объединения врачей и пациентов по видам заболеваний. Есть общероссийская общественная организация «Лига защитников пациентов», общество с ограниченной ответственностью «Лига защиты прав пациентов», автономная некоммерческая организация «Лига защиты прав пациентов и врачей». Есть союзы семей пациентов. Есть общества защиты прав потребителей медицинских услуг, по безопасности пациентов и так далее, и тому подобное. В ЕГРЮЛ только перечисление организаций занимает несколько страниц«.

Это правильно. Никакие это не пациентские объединения. В лучшем случае — это клубы по интересам (хотя и в них в большинстве право голоса узурпировали ловкачи). В худшем — это театры одного актера-микрофюрера. Утверждаю это, поскольку анализировал ситуацию много лет назад.

Однако, значит ли это, что — если абстрагироваться от странной номинации «врачебного экстремизма» — на поле медицинской общественности полный или хотя бы неполный, но порядок? Значит ли это, что нацмедларек Рошаля представляет хотя бы какой-то срез медицинской ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ общественности? Вот ведь тоже нет!

Касаться недолгой истории тусовок этой самой медицинской общественности нового времени не буду, как и истории взаимного пожирания различных их наименований, но удивительно последовательного перетекания практически одного и того же состава начальствующего звена этих тусовок из одной ипостаси в другую. Невольно вспомнишь нашего главного филолога последнего времени, покойного Виктора Степановича Черномырдина — какую, мол, партию у нас не строй, все выходит КПСС. Эту ситуацию много лет назад я тоже анализировал.

И вот что удивительно: все это время все вертится в одной и той же плоскости. Противопоставление Рошалем организаций частной медицины и государственных учреждений здравоохранения — отнюдь не свежая мысль.

Помнится, было какое-то очередное заседалище по этому поводу, где Мурашко и Серегина пытались что-то проблеять в поддержку государственных учреждений здравоохранения.

Но Тимофей Нижегородцев [это по-настоящему умница из ФАС, если кто не знает] был более убедителен: «Одно из основных преимуществ конкуренции, как общественного блага, в том, чтобы караси в государственных структурах не дремали. Иначе они так и будут руководить медициной как трудовой армией эпохи Семашко, а их подчиненные также будут руководить больными: хотим, оказываем помощь, хотим, час им оставляем на все. Штука заключается в том, что никто же не мешает им повышать качество услуг в государственных медучреждениях. Вот и улучшайте его: занимайтесь врачами, платите им нормальную зарплату, осуществляйте эффективный контроль. Но, сколько я сталкивался, всех увлекает возможность безусловного административного управления на грани произвола», — прокомментировал он и добавил, что, если государственные медучреждения не могут справиться с возложенной на них функцией, то их место по праву могут занять частные клиники.

Лучше не скажешь. Караси в государственных структурах так и руководят медициной как трудовой армией эпохи Семашко, а их подчиненные также продолжают руководить больными в порядке административного управления на грани произвола. И ничто не меняется. Хуже другое: наша частная медицина — это срез тех же традиций. И все вот это вот добро государственного здравоохранения частная медицина успешно вобрала в свой обиход. И вместо противопоставления мы получаем очень слабо дифференцированный конгломерат «французского с нижегородским».

Это не мешает журналисту Маленькому сделать сногсшибательный вывод.

И пациентский экстремизм, и врачебный экстремизм — это побочный результат извращений в сотрудничестве представителей государства и общественных активистов, разболтанности в системе управления в отрасли, дисбаланса в сообществе врачей и пациентов и его разобщенности на тысячи некоммерческих организаций, объединившихся ради преодоления этой самой разобщенности. Над этим бы подумать таким авторитетным личностям в медицинском сообществе, как Л. Рошаль, перед тем как принимать приглашение для участия в разного рода конгрессах. Минздраву тоже стоит инвентаризировать формы своего сотрудничества с СОНКО на предмет суррогатности.

Оказывается, вся фишка — в извращениях сотрудничества государства и общественности! И это притом, что — пусть мельком — упомянуто понятие сообщества (правда, в качестве странного симбиоза «сообщества врачей и пациентов»).

В действительности, только в этом проблема и состоит.

Проблема в том, что нет сообщества — ни пациентов, ни врачей. И об этом я тоже писал много лет назад.

Проблема в том, что нет механизмов институционализации пациентского и медицинского сообществ. Возможно, я удивил бы журналиста Маленького , но они (сообщества тех и других) — разные. У них разные (в чем-то — до противоположности) интересы. У них разные основы институционализации. Как и разные цели и пути их достижения.

А пациентская или врачебная (медицинская) общественность — это еще не сообщество. Это отнюдь не сообщество. Это — не монолит, не неделимая цельность, а разношерстный конгломерат: в нем нет того, что обеспечивает консолидирующее единство субъектности.

Поэтому это не вопрос извращений сотрудничества государства и общественности — хотя бы потому, что для государства попросту нет субъекта, с которым сотрудничать. Общественность, в отличие от сообщества, — это никто. Как и выскочки от имени общественности — это тоже никто. А вот сообщество обладает ясно выраженной, формально — или даже неформально, но на иных основаниях едино — институционализированной субъектностью. Поэтому представитель сообщества — первый среди равных — это тот, с кем единственно можно иметь дело. В сообществе никто не узурпирует и не может узурпировать власть. А структура действительно избранных сообществом своих представителей образует орган этого сообщества.

И, самое главное, ничего нового в этом нет. Напротив, в неприятии (или непонимании) этого есть тяжелое наследие совка в его худшем проявлении местечкового байства. Ну да, в идеале совка есть Рошаль с его нацмедларьком и есть Саверский (слава журналисту Маленькому — не упомянутый в статье) с его Лигой защитников (или как уж там) пациентов. К счастью, и тот, и другой бессрочно пребывают в тяжелых воспоминаниях о несбыточном будущем.

Поэтому примитивно назваться отцом соответствующего  сообщества ни тому, ни другому ничего не дает. И дать не может.

Поэтому ни тому, ни другому просто отжать у власти и присвоить как метр государственной границы некие возможности (как то: влиять на медицинское образование, давать допуск в профессию и пр., и пр.) не получается и не получится.

Ни тому, ни другому — ни в качестве врача, ни в качестве пациента — я не делегировал право себя представлять. Подозреваю, что просто не найдется тот, кто им — вместе или поврозь, или попеременно — такое право делегировал. Это — правда.

И то, что поле представительства — равно врачей и пациентов — в России абсолютно пустое — это правда.

И насущная необходимость институционализации того и другого сообществ пока попросту никак ничем не может быть удовлетворена. Это — тоже правда.

Потому что она может быть удовлетворена не инициативой выскочек, не их пустой болтовней, и даже не покровительством этой болтовне сверху, а только лишь осознанным движением самого общества. И лишь при условии благоприятных условий для созревания таких предпосылок здесь и сейчас — объективных и субъективных.

Ни по мановению волшебной палочки, ни по щучьему велению это не произойдет.

И пока трудно сказать, как оно будет. Легче сказать, как оно НЕ будет — так, как это видят такие, как Рошаль, Саверский и им подобные.

Видимо, нужен какой-то триггер, пусковой механизм, чтобы все завертелось правильно и в нужном направлении. А пока остается только делать ставки на то, чем это будет.

Пустота из ниоткуда по пути в никуда

Эксперт ФАС считает неэффективным расходование средств нацпроектов

Леонид Рошаль призвал противодействовать врачебному и пациентскому экстремизму

Лариса Попович назвала пути восстановления доверия к системе здравоохранения

В «Лиге защиты врачей» Минздрав обвинили в провале кадровой работы

Частным клиникам предложили обязательное членство в СРО

Эксперт ОНФ назвал 4 основные проблемы медицинской профессии


Хочется задать лишь один вопрос: И…?

Вот о чем там судачат эти люди?

Дискредитация врачей в России приняла угрожающие масштабы: еще немного – и система здравоохранения начнет обваливаться.

Пациент имеет право на уважительное отношение со стороны медицинских работников, но обязанностей у него нет…

«Медицинские работники недальновидно зачистили поляну квалифицированного надзора, заинтересованного в качестве врачебной помощи, – говорит он. – Это касалось и разбирательств в судах с акцентом на ответственность юрлица (больницы). Но свято место не пустует – теперь страховщиков сменили следственные органы, которые и активизировали запрос населения на справедливость. Но административному медицинскому лобби это выгодно, поскольку ответственность, теперь уже уголовную, несет конкретный врач».

…медицина стала единственной профессиональной сферой, которую правоохранительные органы берут под особый контроль.

«Но основная масса приговоров, вынесенных в связи с грубейшими дефектами при оказании помощи (многие из них – в особом порядке), предусматривает для врачей условные сроки или ограничение свободы. При этом материальная ответственность врача обычно сводится к компенсации морального вреда, иногда – к выплатам по потере кормильца, и речь обычно идет о небольших суммах».

Главную сложность адвокаты пациентов усматривают в том, что медицинская экспертиза редко позволяет установить причинно-следственную связь между действиями врача и негативными последствиями для здоровья больного, в том числе из-за корпоративной солидарности медицинских работников.

Единых принципов судмедэкспертизы в России нет, указывают юристы. «Это значит, что Следственный комитет будет назначать независимую экспертизу, пока не получит данных, которые ему необходимы».

«В обвинительном заключении по делу — только голословные утверждения. Там не говорится, что анестезиолог предвидел последствия своих неправильных действий, и мы не знаем, как он эти последствия оценивал. Кто скажет, что это было – прямой умысел, косвенный умысел или легкомыслие?» При этом после случая со смертельным исходом анестезиолог еще шесть лет занимался врачебной практикой – от работы его не отстраняли.

«Мы ориентировались на немецкий опыт, когда во главе комиссии стоит не врач, а судья или опытный юрист, чтобы исключить конфликт интересов. Все поступающие документы обезличиваются и рассматриваются экстерриториально. Система работает. К нам сейчас обращается Следственный комитет, суды, защитники. Но все это очень медленно оформляется в виде закона».

Минздрав заверил, что работает над поправками к проекту закона.

Нездоровые отношения в театре абсурда

Ну вот ведь бред наяву! Непонятно лишь, кто (журналист или спикеры) бредит и насколько глубока патологическая причина этого бреда.

Для начала: мухи — отдельно, котлеты — отдельно.

[spoiler]Система здравоохранения рухнула уже лет тридцать как. Не может социалистический механизм распределения работать в условиях несоциалистического способа производства. Система Семашко — из прошлого, а сейчас уже несколько десятилетий — другая реальность. Которая не рассчитана на прежние скрипты. А новых власть не выдает — не тот масштаб понимания проблемы.

То, что мы имеем, ни системой, ни здравоохранением давно не является. Есть только заезженная пластинка статистической лжи, которой нас потчует недо-министресса.

И обрушение системы здравоохранения объективно не имеют никакого отношения ни к дискредитации врачей в России, ни к ее угрожающим размерам.

То, что, возможно, власть хочет связать одно с другим, это — уже совсем другая история. Рассчитанная на альтернативно одаренных. Но таковыми ведь все еще являются далеко не все, и, пока есть пенсионеры, даже не подавляющее большинство населения страны.

Система здравоохранения рухнула — это объективность. А дискредитация врачей — это рукотворная акция. Возможно, инициированная и (уж точно) стимулируемая бюрократией. Ведь надо же чем-то как-то объяснить неэффективность власти в здравоохранении! Не ее же несостоятельностью, чем это является в действительности? Хотя это-то тоже — объективность.

Дискредитация врачей в России — тоже не есть проблема их ответственности. Это как глубокое и розовое — суть разные вещи.

Как и право пациента на уважительное отношение со стороны медицинских работников. Тупо застолбить такое право в законе — не исключение для нынешнего времени. Но вот ведь проблемка: корреспондирующая обязанность не сформулирована. Как формально не определен круг обязанных лиц. И так далее. Что делает соблюдение этого права беззаконием, а саму такую норму — пустышкой.

А уж связывать право пациента на уважительное отношение со стороны медицинских работников с обязанностями пациента — это что-то за гранью…

Абсолютно верна мысль, что возник запрос общества на справедливость. Да и пора бы! Но кто выдвигает такой запрос? Общество? У него нет для этого каких бы то ни было инструментов. Поэтому, как обычно, потребности общества выражает власть. И канализирует этот запрос в нужном ей русле.

Есть логика в утверждениях, что медицинские работники недальновидно зачистили поляну квалифицированного надзора, заинтересованного в качестве врачебной помощи, но — лишь с оговорками.

Во-первых, это — не недальновидность и не медработников. Это — хитроумие чинуш от здравоохранения. Заинтересованных в том, чтоб надзор не мешал им править (не управлять, как можно было бы подумать). И — не терять (пусть и не свое).

И, действительно, теперь, когда страховщиков сменили следственные органы, административному медицинскому лобби это выгодно, поскольку ответственность (теперь уже уголовную) несет врач, а не его работодатель — не учреждение здравоохранения, а, значит, не казна.

Во-вторых, надзор — как и ответственность медработников — это не вопрос качества чего бы то ни было. Это вопрос безопасности медицинской помощи (медицинских услуг). Но чиновникам выгодна такая подмена понятий. Особенно в контексте контроля оных. Хотя бы ни то, ни другое не только не определено по отдельности, но и не отделено друг от друга по смыслу. То есть очередной «Одобрям-с!». А вот контроль этого самого слитного «Одобрям-с!» — вполне по нраву чинушам здравоохра.

Не слишком щепетильны в дифференциации того и другого и остальные, включая рошалевцев и бастрыкинцев. Впрочем, как и вообще в глубине владения вопросом в целом.

Ну, вот вангуют по поводу того, предвидел/не предвидел, умысел или неосторожность, правильные/неправильные действия и т.д. С особым придыханием, конечно, про судмедэкспертизу. Ну, и, конечно, ошибка — наше врачебное всё!

Сначала — про криминальность деяния.

Врач — не робот. Он — творец. Он — врачует. Lege artis, по законам искусства. Регламентировать его врачебную активность рамками вмененной модальности (т.е. того, что он делать ДОЛЖЕН) — все-равно что убить его пациентов. Ну, кроме тех, которые умудрятся выжить вопреки его действиям по предписаниям. Правда, это не каждому понятно.

Врач должен отвечать за свои действия, а не за принадлежность к своей профессии. Если что-то на сегодняшний день недоступно собственно медицине, то за ее несовершенство врач — не в ответе. Это тоже не всем очевидно.

Если в процессе оказания медицинской помощи что-то случается, то — не с врачом, а с пациентом, здоровьем которого врач занимается. И отнюдь не факт, что это случается вследствие врачебного пособия. Состояние здоровья у каждого пациента (и даже у одного и того же пациента во времени) по-разному отвечает на любое воздействие. И не только на врачебное пособие. Патология — тоже у каждого своя. Даже в рамках единой нозологии. И протекает по-разному от человека к человеку. Да и атипию никто не отменял. И не любой и каждый артефакт реактивности организма пациента или его патологического процесса доступен распознаванию врачом, не то что устранению или предупреждению. И это также почему-то далеко не всем внятно.

Наконец, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Врач — не исключение. Он просто остережется делать что-либо, если «шаг влево, шаг вправо, прыжок на месте — расстрел». Даже под угрозой ответственности за бездействие. Потому что конец — один. И к чему тогда ненужная суета?

Поэтому нужно здорово поломать голову над тем, чтобы врачу было выгодно головы не ломать, а лечить.

То, что в УК есть сейчас, для квалификации врачебных правонарушений вполне пригодно в ограниченном спектре ч.ч.2 ст.109 и ст.118. Вопрос лишь в том, как применять эти нормы права.

Понятно, что в названных составах вина — исключительно неосторожность. Любой умысел — без медицинской специфики.

Понятно, что в названных составах квалифицирующий признак — осуществление профессиональной деятельности. Не трудовой. То есть с привлечением правил медицины, а не функциональных обязанностей по должности, как сейчас.

А вот ЧТО является преступным посягательством — это требует кардинального пересмотра.

Медицинское правонарушение определяется мерой наступивших вредных последствий для здоровья пациента. Последствий, доступных предвидению врача соответствующего уровня подготовки и опыта работы по специальности без излишней самонадеянности. Когда и если такие последствия наступили в силу пренебрежения врачом необходимыми мерами их упреждения и/или устранения.

Вот для чего нужно различать качество и безопасность медицинских услуг. Потому что делать то, что должно в штатных условиях лечебно-диагностического процесса — это одно, а не делать то, что устраняет опасности — это другое.

Именно последнее — предмет уголовно-правового исследования при неблагоприятных исходах медицинской помощи. Не первое.

Проще говоря, следует по последствиям выстраивать правовую оценку действий по их упреждению и/или устранению, а не прикручивать последствия к штатным действиям лечебно-диагностического процесса, который сам по себе призван целенаправленно реализовывать соответствующий алгоритм выявления и лечения патологии, а не гасить все возможные девиации в этом процессе. Иначе все силы и время врача вместо лечебно-диагностического процесса будут уходить на борьбу с тем, что никогда не случится у конкретного пациента с конкретной патологией. И в нездоровье пациента опять будет виноват врач.

И пока, кстати, эксцессы реактивности организма пациента или агрессивности патологии тоже ставятся в вину врачу.

Отсюда становятся понятными задачи судебно-медицинской экспертизы по медицинским делам.

Ее следует ограничить вопросами только рамками ведения осложнений (а не всего лечебно-диагностического процесса в целом) и только пределами возможного пренебрежения клиницистами доступными им мерами их упреждения и/или устранения. Иными словами, судмедэкспертизу нужно сфокусировать только на выявлении погрешностей безопасности врачебного пособия.

И это — не вопрос некоей от кого-то или от чего-то независимой (по Рошалю) или внутриведомственной (по Бастрыкину) экспертизы. Заключение экспертизы должно основываться на демонстративно неоспоримых основаниях, как должен существовать механизм опровержения ее неосновательных выводов.

Сейчас возник институт рецензий на заключения СМЭ. И важно, чтобы он более широко применялся в судебной практике.

А в англо-американском правосудии существует the test for negligence (проверка на неосмотрительность). В заседание вызывается один или несколько специалистов сравнимого с подсудимым образования, уровня знаний, умений, навыков, квалификации и пр., которым моделируются условия, в которых находился подсудимый, и ставятся вопросы, как бы поступили они, что бы предприняли, чего бы делать не стали и т.д. Почему бы нам не перенять этот зарубежный институт?

[/spoiler]
Подводя итоги сказанному, хочу заметить, что на фоне возросшего среднего уровня информированности в обществе резко упал средний уровень знаний, профессионализма, владения своим делом. Уже давно стало принятым плыть по течению и не принятым иметь, демонстрировать и обосновывать свои взгляды на вещи. Мало кто задумывается над смыслами и истоками явлений.

Поэтому еще не раз предстоит открыть Бориса Пастернака: Во всем мне хочется дойти До самой сути…

Танцы с бубнами вокруг «врачебных ошибок»

«Так-то оно так, если конечно, но в случае чего — вот тебе, пожалуйста!»: треп ради трепа.

ЯТРОГЕНИИ И ЗЛОДЕЯНИЯ: СК И МЕДИКИ – О ВРАЧЕБНЫХ ОШИБКАХ

Нацмедларек ищет противоядие ятрогенной активности СК: бред ради бреда.

НМП попросит Верховный суд разрешить привлекать судей в отставке к разбору жалоб на врачей

Адвокаты развернули объятья Следственному комитету — запахло деньгами.

Гильдия российских адвокатов готова сотрудничать с Нацмедпалатой

И даже богохульники-святотатцы возбудились: от танцев в храме — к защите пациентов от врачей-убийц. Тот же пиар, только вид сбоку.

«Зона права» запустила федеральную «горячую линию» по врачебным ошибкам

Разговоров много — смысла мало.

Каждый шаманит и кликушествует, но никто не говорит, что, откуда и почем.

Ни отправных начал, ни вектора, ни обоснований, ни конкретики.

Куда мы идем? Туда ли? И идем ли вообще?

«Ты все пела — это дело…»

Проект приказа Минздрава по организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинских услуг требует корректировок, считают эксперты Общероссийского народного фронта и предлагают ведомству создать совместную согласительную комиссию по доработке документа.

Эксперты ОНФ также предлагают на уровне Минздрава разработать сборник единых стандартов контроля качества и безопасности медицинских услуг, которые не будут вступать в противоречие с существующими нормативными документами, оптимизировать оценочные листы, предусмотреть обучение аудиторов и заложить время на переход к новым стандартам.

ОНФ предложил Минздраву совместно доработать документ, который эксперты назвали катастрофой

Стесняюсь спросить, а что мешало фронтовикам считать и предлагать не ПОСЛЕ, а ДО принятия ФЗ-323?

Почему вместо исправления глупостей было не допустить их инвазии в законодательство?

Неужто было не понятно, что не может стоять вопрос контроля качества и безопасности медицинской деятельности, если формально не дано определения ни характеристике качества, ни характеристике безопасности, ни самому объекту обеих этих характеристик?

Неужто было не понятно, что не может стоять вопрос контроля качества и безопасности медицинской деятельности, если не определено сущностное различие между качеством и безопасностью?

Ну, действительно, качество — это категория пользы, а безопасность — это категория вреда.

Качество товара (а медицинская услуга — это товар) повсеместно оценивается, во-первых, потребителями (а не бюрократией); во-вторых, рублем (ну, или местным валютным эквивалентом); в-третьих, соразмерно цене. Принцип прост: лучше меньше, да лучше, строго по-ленински.

Безопасность медицинской услуги (а равно и профессионального пособия в ее составе — медицинской помощи) определяется риском для здоровья в соответствии со степенью риска, которому оно подвергается (в этом состоит обоснованный риск при осуществлении профессиональной деятельности).

И лицензирование, и государственный надзор за медицинской деятельностью в целом, с одной стороны, и суд, с другой стороны, сходятся (точнее, должны сходиться, как это существует за рубежом) на категории безопасности медицинских услуг — только лишь с разных сторон. Надзор призван обеспечивать профилактику недостатков безопасности в деятельности хозяйствующих субъектов, а суд — возмездие за их допущение.

Понятно, что все происходит в гражданском обороте (где, собственно, единственно и может осуществляться медицинская деятельность), а не в кабинетах бюрократии.

Оценка качества и безопасности медицинских услуг нужна участникам гражданского оборота, чтобы он складывался максимально эффективно под удобство жизни общества. Это — вопрос горизонтальной координации общественных отношений.

И никому с доплатой не нужно, чтобы эти отношения строились под удобство их оценки чиновничеством — по вертикали субординации.

Потому что единственным способом такой оценки — в случае расхождения мнений по этому поводу сторон этих отношений — является судебная процедура (разумеется, если и она обладает нужной эффективностью).

Фронтовикам же до ламбады, чем там оно определяется — то, что должно быть. Они и сами «рождены, чтоб сказку сделать былью». И сами придумают, как оно должно быть. И неважно, согласуется это или не согласуется с реальностью. Понадобится — свои хотелки выдадут за проектируемую реальность, совпадет она или не совпадет с действительностью, привнесут эти хотелки в жизнь улучшения или ухудшения. Примеров уже перед глазами — тьма. Ну, будет еще один. Или десяток. Или сотня.

Они же за народ радеют. Целым фронтом. Вот, чтобы не жег позором и пр., они и хотят «…разработать сборник единых стандартов контроля качества и безопасности медицинских услуг, которые не будут вступать в противоречие с существующими нормативными документами, оптимизировать оценочные листы, предусмотреть обучение аудиторов и заложить время на переход к новым стандартам».

То есть хотят поменять к лучшему БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕДУРЫ.

Вместо того, чтобы поменять к лучшему ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ, убрав из нее все несвоеместные бюрократические процедуры.

Вот почему Маяковский со своими «Прозаседавшимися» останется актуальным, пока будет все вот так по Блоку: Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…

Весна идет, весне дорогу или Не ту страну Гондурасом назвали

Врач не должен нести никакой ответственности за неумышленные ошибки при сложной диагностике болезни или отсутствия в клинике современного оборудования. Так считают 65% участников опроса, проведенного ОНФ вместе с Нацмедпалатой и телепрограммой «Здоровье». Более половины респондентов также против уголовной ответственности для врачей.

Нацмедпалата: Врачи не должны сидеть за врачебные ошибки

Половина россиян, принявших участие в опросе «Защита прав медицинских работников», высказались против введения уголовной ответственности за врачебные ошибки. Опрос проведен ОНФ, Национальной медицинской палатой (НМП) и телепрограммой «Здоровье». В нем приняли участие 5 тыс. врачей и более 3 тыс. граждан, не связанных с медицинской профессией, сообщает НМП.

Опрос: половина россиян – против введения уголовной ответственности за врачебные ошибки

Ну, тут еще журналюги так подали материал.

Но!

Вот на каких скорбных разумом нужно рассчитывать, чтобы подавать мнение 8-9 тыс. как мнение 140 млн.? Половина россиян, принявших участие в опросе «Защита прав медицинских работников» — это 0,002% населения страны. Вполне себе репрезентативная выборка. Целых две тысячных доли процента!

Притом что 5 тыс. из этих 8-9 тыс., естественно, излагают мнение, ангажированное своей профессией.

Правда, это Россия, нынешняя Россия, непредсказуемая в вырождении интеллекта.

Но, хотелось бы думать, непредсказуемая не фатально.

Опрос проведен ОНФ, Национальной медицинской палатой (НМП) и телепрограммой «Здоровье». Ну вот сразу вспоминается Владимир Семеныч наш свет Высоцкий: «Если вы не отзоветесь, мы напишем в Спортлото!»

ОбЧественность сошлась по трем вопросам.

Во-первых, декриминализация врачебной ошибки. А неважно, что за нее и сейчас никто никого не привлекает. Неважно, что в природе нет такого состава преступления. Неважно, что юристы не мыслят категориями врачебной ошибки. Врачи-то мыслят. Вот — чтоб врачей не нервировала такая перспектива.

Во-вторых, уголовная ответственность для врачей. Извести ее надобно. Как класс. Как институт. Как явление. То есть что бы врач не натворил «при осуществлении профессиональной деятельности» — неприкосновенен аки дипломат.

В-третьих, отсутствие у врачей умысла порешить пациента. То есть если так, между прочим, ненароком, то — можно. Без последствий. Уголовных. И административки достанет. Если же на работу ходит ради смертоубийства, то вот тогда и посадить не грех.

Предвестники весны?

Координационный совет Минздрава по государственно-частному партнерству был создан в январе 2014 г. В его полномочия входит разработка механизмов ГЧП, направленных на развитие инфраструктуры и повышение качества и доступности медицинской помощи; рассмотрение вопросов совершенствования нормативной правовой базы, снятие ограничений по привлечению в сферу здравоохранения частных инвестиций.

По данным Минздрава, за период с 1 июля 2017 г. по 30 июля 2018 г. общий объем инвестиций только по заключенным концессионным соглашениям в сфере здравоохранения превысил 10 млрд руб. Абсолютным лидером по количеству ГЧП-проектов является нефрология, на долю которой приходится 40% соглашений, где инвестор участвует не только в создании, оснащении, но и в последующей эксплуатации инфраструктуры. Далее следует онкология, включая ПЭТ, КТ И МРТ (12%), экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), первичная медико-санитарная помощь и стоматология (по 7–8 %), хирургия, лабораторные услуги и др.

Минздрав усиливает поддержку проектов ГЧП

Зима далеко еще не прошла, а клоунесса уже возбудилась.

Не ведая, что «В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную лань».

По данным Минздрава за период с 1 июля 2017 г. по 30 июля 2018 г. общий объем инвестиций только по заключенным концессионным соглашениям в сфере здравоохранения превысил 10 млрд руб. Но что-то нет пруфлинков на то, что, во-первых, отдача от инвестиций состоялась, и, во-вторых, что эти соглашения пролонгируются. А вот информации об обратном — пруд пруди. Вспомнить хотя бы историю с частной конторой, из которой выпрыгнул во власть Печатников.

Что-то одно: либо портки одень, либо крест сними; либо сделай практическую медицину частной, либо забудь про «партнерство» с бизнесом.

Партнерство — это трое в лодке, не считая собаки. А рыба, которую они ловят, им — не партнер. Как и собака, которую не считают.

А тут Минздрав в роли такой собаки решил, что те самые трое в лодке будут ловить рыбу не себе, любимым, а в качестве бенефиции собаке-Минздраву.

Мечтать не вредно, но голову при этом включать не лишне. Впрочем, задача прозаседавшихся состоит в забалтывании, а не в созидании чего бы то ни было. Поэтому глупость ГЧП компенсируется импотенцией профильного Координационного совета Минздрава.