С чем – можно согласиться, а с чем – никак

Павел Бранд написал сегодня в группе Врачи РФ на фейсбуке: “Ятрогенная преступность…”

Ятрогенная преступность? Какая, нахрен, ятрогенная преступность? Это когда врачи объединяются в организованные преступные группы, отлавливают на улице пациентов и делают им ненужные операции? Или это врачи-торговцы органами для трансплантации? А может это врачи, которые специально ставят неправильные диагнозы, назначают неправильное лечение, а потом сидят за кружечкой пива и ржут над пациентами, которые лечатся не тем и не от того? В чью голову пришло ввести этот термин вообще?

Дико плюсую! Нечего говорить – только в голову с вакуумным содержимым могла прийти мысль про “ятрогенную преступность”. Комментариев тут кагбэ и не требуется.

Посмотрел написанное автором и самим собой и понял, что согласиться-то безоговорочно – ни с чем нельзя. Только с оговорками и/или под тем или иным условием. Как-то улетучилась убедительность пафоса автора. А выплыло опять только одно: и автору, и его читателям – учиться, учиться и учиться. Не интерпретациям попов гапонов, а самостоятельному пониманию права. В том числе, чтобы отличать правовой закон от неправового. И уж если утверждать что-либо о праве, то – со знанием права. И уж если призывать объединяться под флагом той или иной идеи, то – на платформе права, а не суррогатных о нем представлений.

Медучреждение не платит за врачебную ошибку

Фантазии на тему банкротства государственного учреждения здравоохранения, “несколько уголовных дел, которые завели на хабаровский краевой перинатальный центр”. Кто более дремуч: адвокат или журналисты?

Хабаровчанка требует признать банкротом Перинатальный центр