Время кухарок

Буквально все СМИ и социальные сети пересказали заявление главы Роспотребпозора Анны Поповой: «Вирус ни в морской воде, ни в пресной воде не размножается, но вместе с тем может сохраняться, и наш плотный мониторинг — около 800 исследований — показывает, что таких рисков пока нет».
Вообще-то еще в школьном курсе биологии сказано, что вирусы, в отличие от бактерий, в принципе не могут размножаться нигде, кроме как внутри живой клетки. Тем и опасны.

Для справки РоспотребнадзорУ: где именно размножаются вирусы

Дремучие высказывания дамы в высоком кресле главного по санитарно-потребительским тарелочкам сродни клиническому идиотизму жертвы ЕГЭ с дипломом юриста — автора следующих утверждений:

… много случаев, когда в ходе проверок наличие у заведующего сертификата по специальности «организация здравоохранения и общественное здоровье» расценивается проверяющими как выполнение работ или оказание услуг, не указанных в приложении к имеющейся лицензии, при осуществлении медицинской деятельности. А поскольку данный сопутствующий вид деятельности имеется в перечне работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность, то Росздравнадзор фиксирует это как нарушение лицензионного законодательства, квалифицируя его как осуществление предпринимательской деятельности без лицензии, за что частью 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность.

«Организация здравоохранения и общественное здоровье» является одним из видов медицинской деятельности. Однако основная деятельность организаций, оказывающих населению услуги и работы по данному профилю, направлена на теоретические аспекты здравоохранения такие как оценка критериев общественного здоровья и качества оказания медицинской помощи, услуги в области менеджмента и маркетинга.

На сегодняшний день с уверенностью можно лишь сказать, что законодательство не обязывает лицензировать вид деятельности «организация здравоохранения и общественное здоровье» как дополнительный наряду с тем, что соискатель лицензии реально намеревается осуществлять, но быть готовым к возможно возникшим вопросам со стороны проверяющих органов не помешает.

Принудительное лицензирование медицинской деятельности по виду работ «организация здравоохранения и общественное здоровье»

Оказывается, руководитель организации осуществляет какую-то отдельную от функций органа управления юридического лица (ст.53 ГК РФ) деятельность.

И, оказывается, находятся особо одаренные в другом надзоре (Росздравпозор), которые пытаются на пустом основании что-то там квалифицировать.

А проверяемые альтернативные таланты, оказывается, умудряются не обращаться по этому поводу в суд.

И, наконец, есть, оказывается, корифеи юридической мысли, которые умудряются этот беспредел дремучести принять как нечто, нуждающееся в обсуждении, объяснении и обосновании. Да еще зазывают обращаться за помощью, если, мол, чо. Они помогут — без отрыва от поварешек.

Собственно, это продолжение нескончаемого марлезонского балета: информированность не заменяет знаний, а незнайки вполне комфортно себя чувствуют — будь то в должностном кресле или на свободном выпасе.

Дело девальвировано давно — сейчас девальвируется и слово.

Про мысль разговор в принципе не заходит в наше время.

UPD: Оказывается, все запущено гораздо более серьезно, чем даже представлено выше.

Вх.№01-12_5173 от 27.07.2020 из Министерство здравоохранения Российской Федерации (Минздрав России),(798838 v2)

Это проект приказа Минздрава России «Об установлении требований к работам (услугам) по организации здравоохранения и общественному здоровью».

То есть это бред не отдельной домохозяйки среди шибко объединенных юристов, но позиция ведомства, оформленная целой электронной подписью целого замминистра. На секундочку, тоже вроде имеющего диплом юриста.

Да и исполнитель — некто Высоцкая Анна Андреевна — видимо-невидимо тоже должна бы владеть и таким дипломом, и соответствующими познаниями в юриспруденции, коль скоро исполняет документ правового значения с серьезными правовыми последствиями.

Но, похоже, инвалидность группы «ЕГЭ» косит ряды нынешних клерков Минздрава куда более серьезно, чем ковидная патология.

В связи с чем прописные истины приходится разжевывать более тщательно.

Итак.

Общий вывод: Не является состоятельной сама идея придания внутрикорпоративной организационной деятельности менеджмента оборотного характера.

Пояснение:

Товары, работы, услуги в экономическом (гражданском) обороте реализуют хозяйствующие субъекты – юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом (п.1 ст.53 ГК РФ).

Руководитель организации не осуществляет отдельную от функций органа управления юридического лица (ст.53 ГК РФ) деятельность.

Орган юридического лица (и подчиненный ему менеджмент – руководители подразделений и другие работники управленческого звена) осуществляет деятельность с результатом, не имеющим формы товара (работы, услуги).

Персонал в целом (производственный и непроизводственный, включая менеджмент) продает свой труд в найме у юридического лица – это не услуги, не подряд, не вещь в свободном гражданском обороте.

Товарную форму — благодаря деятельности всего персонала — имеет продукт реализации самого юридического лица.

И будет таким продуктом медицинская услуга или медицинская работа либо товар медицинского назначения – определяется специальной правоспособностью юридического лица (уставом и лицензией на осуществляемую деятельность, если ее обязательность установлена законом).

Лицензируется деятельность юридического лица, организации, а не ее персонала.

Лицензированию подлежит деятельность медицинской организации в экономическом обороте в качестве хозяйствующего субъекта.

Деятельность врачей-клиницистов и другого производственного персонала медицинской организации не подлежит, не будучи деятельностью хозяйствующих субъектов.

Равным образом, не лицензируется и не может лицензироваться деятельность менеджмента медицинской организации.

Деятельность врачей-клиницистов имеет своим предметом воздействие на здоровье правообладателя и связана с соответствующими рисками, в то время как деятельность по «организации здравоохранения и общественному здоровью» имеет другой предмет (организацию хозяйственного процесса по оказанию медицинских услуг в экономическом, гражданском, потребительском обороте) и связана с другими рисками.

Предмет и правовые последствия деятельности по «организации здравоохранения и общественному здоровью» не позволяют отнести ее к медицинской и то, что она внесена в Перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность в соответствии с Приложением к Положению о лицензировании медицинской деятельности является ошибкой.

Трудно предположить, что сама по себе деятельность по «организации здравоохранения и общественному здоровью» может быть востребована в экономическом обороте, но, если так, то – как самостоятельные услуги (консультационные и др.) самостоятельного хозяйствующего субъекта, предметом деятельности которого является «организация здравоохранения и общественное здоровье».

Выводы:

  1. Искусственное вычленение деятельности руководства медицинской организации в формате «организации здравоохранения и общественного здоровья» в целях дополнительного администрирования противоречит не только объективному праву и идее регуляторной гильотины, но и здравому смыслу.
  2. «Организация здравоохранения и общественного здоровья» ошибочно отнесена к медицинской деятельности, поскольку ее предметом является не оказание медицинских услуг, а организация их оказания – с дифференцированными правовыми последствиями.

3. Деятельность по «организации здравоохранения и общественному здоровью» может осуществлять в свободном экономическом (гражданском) обороте как самостоятельные услуги (консультационные и др.) самостоятельного хозяйствующего субъекта, но не как осуществление функций органа юридического лица.